Рубрика: В зеркале СМИ

Вы как с мигалками боретесь?

Федерация автовладельцев России (ФАР) призывает водителей блокировать автомобили чиновников, выезжающих на встречную полосу. В то время как правозащитники готовят законопроект о лишении спецсигналов машин практически всех чиновников, набирает силу гражданская кампания против мигалок (см. на этой странице).

Владимир Федоров, член Совета федерации, бывший начальник Главного управления ГИБДД. Я лично выходил на улицы и проверял разрешения на спецсигналы. Надо было подбодрить личный состав, показать им и народу, что с мигалками бороться можно, хоть они и установлены далеко не у простых людей. Я бы и сейчас такие рейды организовал. Но бороться должна ГАИ. Не дело автомобилиста мешать проезду других и определять, надо советнику президента срочно ехать или нет. В конце концов, есть постановление правительства. А в случае с Владимиром Шевченко наказывать надо того разбойника за то, что не уступил дорогу чиновнику.

Владимир Рыжков, политик. Я приветствую все методы борьбы с мигалками. Нужно саботировать их движение, гудеть, не пропускать, устраивать различные акции. Очень эффективной была акция, когда автомобилисты прикрепляли на свои машины синие пластиковые ведра. У нас мигалок больше, чем во всех странах мира, вместе взятых, а ведь они нарушают Конституцию, создавая неравенство на дорогах. К тому же чиновники с мигалками представляют смертельную опасность для всех.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах. Это была бы странная борьба, ведь я езжу с мигалкой. Если у ФАР более насущных проблем нет, то флаг им в руки. Но мне кажется, борьба с мигалками — полный популизм. Есть куда более серьезные проблемы — отсутствие парковок, безобразная работа ГИБДД, транспортный налог… А преграждать дорогу машине с мигалкой — это нарушение закона.

Геннадий Курзенков, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере транспорта. Не борюсь, просто стараюсь ею не злоупотреблять. У нас на все ведомство одна мигалка, она не закреплена за мной, по необходимости ею могут пользоваться и мои заместители. Но делаем мы это крайне редко, только когда опаздываем на правительственные заседания или другие важные встречи, и строго при наличии разделительной полосы. Если бы нас вдруг лишили этого спецсигнала, я бы не расстроился. Но проблему пробок в Москве не разрешить, даже если отобрать мигалки у всех чиновников.

Александр Лебедев, владелец и президент Национальной резервной корпорации. Когда был депутатом, трижды вносил законопроект о запрете мигалок. Сейчас же нужно собрать через интернет миллионы подписей с требованием запретить мигалки, может, тогда чиновникам станет стыдно. Нужно цивилизованными методами бороться со средневековьем, гудки не помогут. Они несутся мимо нас и ничего не слышат. Я вообще когда-то предлагал выделить им Кутузовский проспект, а нам оставить все другие.

Николай Фоменко, автогонщик, актер. Не собираюсь. В нашей стране бороться с чем-либо безрезультатно. Поэтому мы либо соглашаемся с происходящим и соглашаемся с тем, что ничего изменить нельзя, либо просто уезжаем из страны.

Олег Митволь, префект Северного округа Москвы. Никак не борюсь; у меня мигалки нет и не было — не дорос. А пока дорасту, мигалки отменят. А чтобы не опаздывать, я на работу выезжаю без пятнадцати семь. Если вдруг надо срочно в центр, еду на метро. Я спокойно отношусь к мигалкам у тех людей, кому они нужны и кому положены. Я против «прыщей» с мигалками.

Юрий Антонов, певец, композитор. Я не вижу смысла в этой борьбе. Скорее надо бороться с коррумпированной ГАИ. Да, мне морально тяжело, когда в пробке кто-то сзади включает сирену. Но преграждать ему путь себе дороже. Я предпочитаю думать, что этот чиновник один такой, другие так не ездят.

Александр Залдостанов (Хирург), президент мотоклуба «Ночные волки». Если государство не будет бороться с незаконными мигалками, я присоединюсь к протестующим и не буду их пропускать. Мотоциклистам мигалки не мешают, но все равно раздражают. Эти машины дискредитируют власть.

Юрий Болдырев, в 1995–2001 годах заместитель председателя Счетной палаты. А смысл? Когда я служил в органах госвласти, то ездил с мигалкой. Но тогда не было таких пробок, и водитель редко включал мигалку. А сейчас мигалка для многих — это право топтать народ. Общество расколото на «элиту» и «хавающий пипл». И какие проклятия посылает этот «пипл» вслед мигалке, «элите» все равно. И их это не будет волновать до тех пор, пока они имеют дело с липовой демократией.

Алексей Шепель, председатель совета директоров S. Holding. С мигалками я не борюсь, они в любой стране существуют. Да и как определить, где мигалка законная, а где — нет? Когда я был чиновником в мэрии, то мне мигалка не полагалась. Потом ушел в бизнес и мог запросто купить себе мигалку с документами. Тогда это стоило недорого, но не было необходимости. А когда стала нужна, мигалки стали стоить столько, сколько машина. А это уже неадекватно. Да и людей раздражать не хочется.

Алексей Навальный, миноритарий «Газпрома». Я уже давно уступаю дорогу только скорой, пожарной и милиции, остальных игнорирую. Они уже так всех задолбали, что скоро народ будет не просто дорогу преграждать, а вытаскивать их из машин и совершать самосуд. Кроме того, я обращаюсь в правоохранительные органы с запросами. Например, откуда мигалка у Чубайса? Пока приходят ответы, что она законная. Но ведь по постановлению правительства Чубайсу мигалка не полагается, наверное, она записана либо на ФСО, либо на аппарат правительства. Но я отступать не собираюсь. Отберут мигалку у Чубайса, будем отнимать у Миллера, Дмитриева из Внешэкономбанка, у Эрнста, главы «Олимстроя» и даже у Алины Кабаевой — я слышал, у нее она тоже есть.*

Дмитрий Глуховский, писатель. Бороться с мигалками — дело неблагодарное, если нет связей в ФСБ или в ФСО. На каждого инициативного гражданина с видеокамерой найдется налоговый инспектор или еще кто то, кто создаст ему массу неудобств после того, как утихнет шумиха в интернете. Не пропускать машины со спецсигналами — рисковое дело. В нос могут ткнуть не только ксиву, но и табельное оружие. Но если бы у всех чиновников, кроме первых лиц, отобрать спецсигналы, они бы с большим рвением наводили порядок на дорогах.

Сергей Шишкарев, председатель комитета Госдумы по транспорту. Главное — сам не использую, хотя ГАИ неоднократно предлагала мне ею обзавестись. Но я убежден, что мигалки должны быть только у скорой, пожарных, МЧС и у высших должностных лиц, которых можно пересчитать по пальцам. Мы в Госдуме сейчас как раз готовим закон о спецсигналах, где четко пропишем, кто на них имеет право, а кто — нет.

Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы. Я езжу без спецсигнала и никому не мешаю. Несмотря на то что сейчас мигалок стало меньше, с ними все равно надо бороться, поскольку они ущемляют права большинства граждан. Когда «Единая Россия» решила отказаться от мигалок, я обрадовался, но долго радоваться, как видим, не пришлось.

Николай Бурляев, актер. Никак не борюсь: стою, пропускаю, злюсь, но поделать ничего не могу. В России я всегда чувствовал себя оскорбленным из-за презрительного отношения власти к простым людям. Мигалки — наиболее красноречивая демонстрация этого отношения.

Геннадий Гудков, заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности. Несколько раз голосовал за то, чтобы оставить шесть-семь мигалок на всю страну, направлял многочисленные депутатские запросы. Гудеть тоже надо, перекрывание дорог для избранных относит нас в разряд стран, которые только что слезли с дерева. Несмотря на мои многократные запросы, я не получил информации о том, какие номера закреплены за какими департаментами и должностными лицами. Распределение мигалок стало государственной тайной. Я собираю фотографии с номерами машин с мигалками, чтобы все-таки узнать, за кем они числятся. А чтобы решить транспортные проблемы Москвы, надо построить новую столицу и создать для нее инфраструктуру.

Андрей Хазин, заместитель председателя комитета Совета федерации по экономполитике, предпринимательству и собственности. Бороться с ними можно только формированием правил приличия. Если в обществе будет стыдно ходить с золотыми зубами, ездить с мигалками и носить ботинки из крокодиловой кожи, то вопрос отпадет сам. Через десять лет люди на машинах с мигалками будут чувствовать себя папуасами. Хотя раньше я сам ездил на машине с флажками и могу сказать, что это было достаточно удобно.

Андрей Трушкин, детский писатель. В нашей стране с чиновниками и властью бороться бесполезно. Я уже сдался и с этого года езжу только на метро.

*Как сообщила «Власти» пресс-секретарь Алины Кабаевой Ася Померанец, на машине депутата Кабаевой спецсигнала «нет и никогда не было».

Источник: Журнал «Власть»

Понедельник, 12 апреля • Рубрика: В зеркале СМИ