Рубрика: В зеркале СМИ

Вредные советы постороннего

На днях бывший экономический советник президента Андрей Илларионов поделился с читателями «Независимой газеты» тем, какие же советы он давал высшему российскому руководству. Илларионов благодаря своим эксцентричным высказываниям давно прослыл «чужим среди своих», но в этом интервью он превзошел сам себя.

Взять хотя бы две соседствующие в его высказываниях рекомендации, которые экс-чиновник ставит себе в заслугу: поддержание высоких темпов роста экономики и ограничение роста государственных расходов. Не будем останавливаться на банальности пожелания быстрого роста — как говорится, «лучше быть богатым и здоровым, чем даже бедным и больным». Но как может именитый экономист рекомендовать ограничить бюджетные расходы (кстати, неясно, какие именно — на оборону? на борьбу с терроризмом? может быть, на социальные нужды?), если в нашей стране именно они являются основной движущей силой роста не только потребительского спроса, но и ряда ведущих отраслей экономики? Попробуйте-ка, например, «ограничить» госзаказ наукоемким производствам. Сразу «съежатся» их субподряды смежникам, и так далее по цепочке. И о высоких темпах роста можно будет благополучно забыть. Не сходятся у г-на Илларионова концы с концами.

Из разряда банальных и пожелание «эффективного, прозрачного и в интересах страны и граждан реформирования электроэнергетики». За спорами об организационных формах перестройки РАО ЕЭС интересы страны и граждан как-то отошли на второй план. И лишь январские морозы вскрыли беспощадную истину: тарифы растут, а обновление мощностей отстает. Отключение объектов от электросети из-за нехватки мощностей уже становится рядовым делом. Будь реформа прозрачной и эффективной — разве такое было бы возможно?

В заслугу себе Илларионов записывает создание Стабилизационного фонда. Однако сетует на «искажения, снизившие эффективность его работы». И хотя прямо об этом бывший чиновник не говорит, понятно, что главным «искажением» он считает решение российского руководства использовать средства на благо общества.

Главная задача Стабфонда, по мнению г-на Илларионова, — сдерживание инфляции. Что ж, если для этого изымать из национальной экономики по полтриллиона долларов в год, теряя как минимум 3 процента роста ВВП — не окажется ли лекарство хуже болезни? Сразу же оговорюсь: я против раскручивания инфляционной спирали. Все мы хорошо помним тяжелое начало 90-х, когда цены возрастали в десятки раз, а печатный станок не поспевал за спросом на казначейские билеты. Однако деньги должны работать, а не служить внебюджетной кормушкой или абстрактным показателем эффективности деятельности правительства. Причем работать на благо своей, российской экономики.

Бывший советник благоразумно не возражает против выдвинутых президентом страны и получивших широкую общественную поддержку четырех национальных проектов. Однако он, по всей видимости, против использования средств Стабфонда для финансирования национальных проектов. И ссылается на «опыт норвежских коллег», полностью игнорируя принципиальную разницу между экономическими условиями России и Норвегии. Маленькая, но хорошо развитая скандинавская страна просто не нуждается в немедленном использовании своих сверхдоходов от экспорта нефти и газа. Поэтому она резервирует их на благо будущих поколений. России же огромные средства требуются уже сегодня — и для латания множества дыр, от низких зарплат бюджетников до разваливающегося ЖКХ, и для ускорения развития национальной экономики, чтобы следующим поколениям не пришлось вновь латать те же самые дыры.

Как вы полагаете, имеет ли Россия право взять кредит? «Почему бы и нет? — ответит рассудительный читатель. — Кредитование — один из краеугольных камней внешнеэкономических связей с давних пор». Однако в этом праве Андрей Илларионов нашей стране отказывает. Внешнего долга у России быть не должно — ни большого, ни маленького, уверен он. И пока размер Стабфонда не сравняется с внешней задолженностью России, средства фонда нельзя тратить ни на что, кроме погашения внешних займов, лучше досрочного.

Думаю, россияне вряд ли согласятся с Андреем Николаевичем. Сами они все чаще пользуются потребительским кредитом. Объем полученных населением кредитов за последние 5 лет возрос на порядок — с 95 млрд до 1 триллиона рублей. Социологи утверждают, что взять заем на потребительские нужды готовы 15-20% наших сограждан, и их доля растет. Об экономических выгодах кредита говорить нет нужды — порой просто нет иного способа собрать сумму, необходимую для покупки автомобиля или квартиры, открытия или расширения своего предприятия.

Так почему же Илларионов настаивает на досрочной выплате внешнего долга? Возможно, этого требуют российские кредиторы, которым срочно понадобились деньги? Нет, кредитный рынок не испытывает недостатка в средствах. Более того, досрочное погашение займов может быть связано с дополнительными расходами — вспомните сложные переговоры России с «Парижским клубом», который требовал выплаты премии за упущенную выгоду. Хорошо хоть, отстояли позицию «баш на баш».

Или проценты высоковаты — лучше занять деньги внутри страны? Вон США весь мир кредитуют, а у самих внутренний долг огромный — чуть до дефолта дело не дошло. Нет, и не в этом причина. Россияне пока осторожничают, предпочитают деньги «в чулке» хранить (в чем их трудно винить после стольких лет господства финансовых пирамид). Со временем, конечно, прибыльное использование сбережений населения наладится, но сегодня они составляют лишь 15% от общего объема банковских вкладов и депозитов. Поэтому российские финансовые институты все чаще занимают средства за рубежом. Ставки по внешним кредитам не выше, а ниже ставок на российском рынке. И при умелом управлении займами, полученными под низкие проценты, они позволили бы и государству заработать, и российскому бизнесу дешевые инвестиционные ресурсы обеспечить. Да и борьбе с инфляцией это помогло бы — если кредит дешевле, цены на продукцию и услуги будут ниже.

Кстати, деньги российским заемщикам за рубежом дают все более охотно. Иностранные инвестиции в российскую экономику тоже растут, хотя и не так быстро, как могли бы. Г-н Илларионов же, толкуя об инвестиционной привлекательности нашей страны, поминает все что можно, кроме главных факторов, сдерживающих рост иностранных капиталовложений в России (да и отечественных тоже). Это недостаточная стабильность законодательства и отсутствие последовательной, эффективной борьбы с коррупцией. Здесь нам действительно есть над чем поработать. Панацеи от коррупции не изобрели ни в одной стране мира. И толковые советы по борьбе против нее российские законодатели воспримут с благодарностью — даже от Андрея Илларионова.

Однако пока что мотивы рекомендаций бывшего чиновника остаются загадкой. Правда, некоторые из его советов удивительным образом совпадают с требованиями и лозунгами некоторых некоммерческих организаций, существующих на зарубежные финансовые средства. Но о причинах этого совпадения мне не хочется даже думать.

Уж не намерен ли экс-советник податься в политику? В этом случае ему придется нелегко — ниша, на которую он мог бы претендовать при своих взглядах, уже прочно занята Михаилом Касьяновым (при всей иллюзорности шансов бывшего премьера на получение сколько-нибудь заметной поддержки). Так что максимум, на что мог бы рассчитывать Илларионов, — это вновь занять место советника. На сей раз при отставнике.

Наверное, было бы несправедливо навешивать на отставного чиновника всех собак за то, что его советам не всегда следовали. Но тогда и г-ну Илларионову стоило бы принять на себя часть вины за то, что долгие годы цеплялся за свою должность, не находя возможности воплотить свои взгляды в жизнь. Или за недостаточную последовательность и настойчивость в выполнении своих служебных обязанностей. (Чем объяснить, например, что тяжба с фирмой «Noga» вот уже который год превращает в посмешище российское правительство? Стыдно должно быть не только экс-советнику, но и его коллегам по юридической и экономической части, что до сих пор не смогли решить одну конкретную проблему.)

«Меня не послушали», — брюзжит бывший чиновник. И хорошо, что не во всем послушали. Страна уже давно живет в XXI веке, а советы Илларионова отбрасывают нас в конец века XIX. Сегодня российская экономическая политика еще далека от совершенства, но она делает уверенные шаги в сторону укрепления национального экономического суверенитета, обеспечения благосостояния россиян. России больше не нужны вредные советы со стороны.

Четверг, 02 февраля • Рубрика: В зеркале СМИ