Рубрика: В зеркале СМИ

Война трубопроводов

Чтобы побеждать конкурентов, России требуется собственная энергетическая стратегия
— Наталья Алякринская

Тема энергетической безопасности остается актуальной. Лишний раз подчеркнул это и президент Путин в своем послании Федеральному собранию. Сообщив о том, что в 2006 году Россия заняла первое место по добыче нефти в мире, он в то же время посетовал на наше существенное отставание в области переработки нефти. Президент задался вопросом — действительно ли мы получаем максимальную выгоду от наших природных ресурсов — и поручил правительству разработать систему мер, стимулирующую увеличение переработки сырья внутри страны.

Дружить против России

Между тем, помимо внутренних аспектов, связанных с энергетической безопасностью, существует и внешний контекст. Евросоюз, ссылаясь на имевший место в недавнем прошлом газовый кризис на Украине и срыв поставок российского газа Белоруссии, опубликовал проект своей энергетической стратегии. ЕС не скрывает: он хочет строить транспортные трубопроводы в обход России.

Почти одновременно федеральный канцлер Германии Ангела Меркель предложила создать трансатлантический торгово-экономический союз между ЕС и США. Одна из его главных целей — сотрудничество в области энергетики. И хотя Америка не торопится разделять нефтегазовые интересы Европы, она склонна принять предложение — хотя бы ради того, чтобы «дружить» против России, которую продолжают обвинять в энергетическом диктате по отношению к остальному миру.

Ответные меры уже на подходе. На недавней конференции стран-экспортеров газа, прошедшей в Катаре, снова активно обсуждался вопрос о создании «газовой ОПЕК» — альянса стран-экспортеров газа. И пусть коалиция пока не создана, принято решение о создании координационной группы по ценообразованию на газ, которую возглавит Россия. Очевидно, что наша страна оказывается в центре борьбы разнонаправленных энергетических стратегий. Однако тот, кто назвал Россию энергетической сверхдержавой, явно погорячился. Если верить экспертам, у сверхдержавы нет ни четкой энергетической стратегии, ни достаточных ресурсов для ее проведения.

Между тем словосочетание «энергетические войны» уже стало устойчивым. И все труднее разобрать, какое оружие используется в новых углеводородных схватках. Сергей Шишкарев, заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи, полагает, что сегодня развиваются новая форма борьбы, сочетающая политические и экономические инструменты: «Наших конкурентов не устраивает самостоятельная позиция России в качестве крупнейшего поставщика и транзитера энергоресурсов. США и Евросоюз фактически шантажируют Россию, навязывая ей подписание договора об Энергетической Хартии и транзитного протокола».

Действительно, Энергетическая Хартия составлена прежде всего в интересах европейских потребителей. Ее ратификация ставит Россию в невыгодное положение: в этом случае наша страна обязана беспрепятственно допускать покупателей газа к своим магистральным газопроводам — с тем чтобы они могли прокачать по ним для себя чужой газ. Это уменьшает возможности экспорта российского газа в ту же Европу и создает России конкурентов на европейском рынке (к примеру, Туркмению или Казахстан). При этом Европа не собирается брать на себя обязательства по обеспечению доступа «Газпрома» к конечным потребителям в Европе.

В том же ключе действуют и США. Недавно в Вашингтоне был подписан меморандум об энергетической безопасности в Каспийском регионе с Азербайджаном. Это соглашение подразумевает финансовую поддержку Америкой прокладки энергетических магистралей из Средней Азии через Баку и Тбилиси в Турцию и далее в Европу. К тому же вступил в строй газопровод Баку — Тбилиси — Эрзерум, который станет стартовой точкой для американского газотрубопровода «Набукко». Проект «Набукко» стоимостью 6,1 млрд долларов, альтернативный российско-турецкому «Голубому потоку», в случае реализации обеспечит прямые поставки каспийского газа в Европу, минуя Россию. Кроме того, он поставит под сомнение целесообразность строительства Северо-Западного газопровода по дну Балтийского моря в Германию, а также может сделать «неинтересным» для Запада международный газопровод «Дружба». Наконец, по словам Шишкарева, в конце марта в Тбилиси обсуждался проект прокладки газопровода Грузия — Украина -Евросоюз, который во многом повторяет путь южнокавказского газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум. А в Нью-Йорке, по информации депутата, уже создан консорциум с участием американских и британских трубопроводных компаний. Итак, Запад спешит сформировать альтернативный российскому клуб транзитеров и поставить под контроль потоки углеводородов из Средней Азии. Что в этой обстановке откровенной конфронтации делать России?

Бремя сверхдержавы

Создание «газовой ОПЕК», где Россия будет главенствовать, кажется достойным ответом нашим оппонентам только на первый взгляд. По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2010 году Европа будет недополучать из России около 126 млрд кубометров газа. Главная причина — низкое качество транспортной газотранспортной инфраструктуры. Кроме того, по прогнозам PricewaterhouseCoopers, к 2010 году треть мировой торговли природным газом будет приходиться на сжиженный природный газ (СПГ). Между тем «Газпром», претендующий на роль глобальной энергетической компании, испытывает серьезную нехватку мощностей по производству и экспорту СПГ.

«Россия еще не продала ни одной тонны сжиженного газа, — говорит Анатолий Дмитревский, директор Института нефти и газа РАН. — Поэтому от создания „газовой ОПЕК“ она ничего не выигрывает. Фактически можно говорить о ее создании только после развития индустрии сжиженного газа, когда его поставки будут составлять около 30% от всех поставок по системе газопроводов». По словам Елены Телегиной, директора Института энергетики и геополитики России, на рынке сжиженного газа Россия отстает лет на 10 и сможет выйти на него не раньше 2012-2015 годов. «У нас дефицит газа даже во внутреннем потреблении, — добавляет Телегина. — Главная проблема газового рынка — „Газпром“ не вкладывает средства в разработку новых месторождений, считая, что это дорого».

Александр Березиков, директор департамента маркетинга компании ТНК-BP, полагает, что прежде чем стремиться к лидерству на внешнем рынке газа, нужно навести порядок внутри страны, и прежде всего в добыче газа. По его мнению, «сверхдержавность» должна выражаться не в том, что Россия «всех душит, как в случае с Украиной», а во вкладывании денег в науку, — в частности, в водородные технологии, которые придут на смену традиционным.

Однако, чтобы осуществить все это, России нужна энергетическая стратегия, которой у нее нет. По словам Михаила Делягина, директора Института проблем глобализации, Россия, являясь стратегическим поставщиком углеводородов, не может использовать выгоду своего положения, поскольку не имеет оформленных национальных интересов и внятной государственной стратегии: «Когда мы не можем справиться с Украиной и Белоруссией, которые вообще-то искренне ориентировались на нас в поставках газа, то возникает вопрос не к этим двум странам, а к России: что мы должны изменить в своих действиях, чтобы решить достаточно примитивные задачи?»

Похоже, для России действительно наступило время по примеру Евросоюза заявить о своих энергетических интересах — причем на уровне государственной стратегии. И кое-какие шаги в этом направлении уже делаются. Сергей Шишкарев рассказал, что профильный комитет Госдумы разработал проект «Энергетическая безопасность», который планируется представить в правительство. По словам депутата, предполагается создание государственной концепции энергетической безопасности, внедрение новых энергосберегающих технологий, повышение доли атомной энергетики и угля в структуре производства электричества и выстраивание жесткой системы государственного управления ТЭКом, которая подразумевает серьезные изменения налогового, антимонопольного и таможенного законодательства.

Чтобы данный документ не оказался очередной декларацией о намерениях, стоит помнить о том, что конкуренты с удовольствием используют потерянное Россией время в свою пользу. И тогда словосочетание «энергетическая сверхдержава» может стать нарицательным.

Досье МН

СПРАВКА

Россия обеспечивает почти треть потребляемой Евросоюзом нефти и четверть потребляемого газа. По прогнозам экспертов, эта зависимость будет расти, поскольку через 20-30 лет запасы углеводородов в Северном море иссякнут. Предполагается, что не менее половины потребностей ЕС в природном газе будет обеспечивать Россия.

В случае стопроцентной реализации проекта Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря экспортные возможности России увеличатся на треть. Кроме того, сданный в эксплуатацию газопровод «Голубой поток» сегодня загружен лишь на треть, а в перспективе может обеспечить десятую часть всех российских поставок газа в Европу.

Для решения энергетических споров с Европой России необходимо ратифицировать Энергетическую Хартию. Сделать это наша страна согласна только на взаимовыгодных условиях. В частности, в российских интересах — создание условий для доступа «Газпрома» к конечному потребителю в европейских странах, в которых России пока отказывают.

Источник — Московские Новости, 04.05.2007

Вторник, 08 мая • Рубрика: В зеркале СМИ