Рубрика: В зеркале СМИ

Россия должна стать Народным Акционерным Обществом

Формирование класса массового инвестора — насущная задача для нашей страны. Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции призвал граждан вкладывать деньги в акции российских компаний. Глава ФСФР Олег Вьюгин в недавнем интервью журналу «Эксперт» отвел формированию массового класса частных инвесторов роль стабилизирующего фактора в развитии государства.

Речь, по сути, идет об экономической основе государственного суверенитета России. Страна должна стать «инвестиционной демократией», в которой налажен постоянный поток национальных частных инвестиций в национальную экономику, когда накопления населения вкладываются в высокодоходные российские активы и акции российских компаний. Но тему инвестирования доходов бесполезно обсуждать вне контекста стимулирования национальных сбережений — поощрения долгосрочного накопления взамен избыточного потребления на текущие нужды.

В стране постепенно формируется новая финансовая культура населения. Она складывается из отношения к деньгам, моделей обращения с ними, мотивов, лежащих в основе планирования личного бюджета и жизни. В российской культуре деньги — категория таинственная и не поминаемая всуе. Открытое обсуждение темы денег не в традиции страны, где долгие годы простой обмен валюты был уголовно наказуемым деянием.

Укрепление российской экономики в последние годы закономерно привело к росту личных доходов. Все большее число россиян могут позволить себе долго откладывавшиеся покупки, развлечения, отдых. Возросла популярность банковских услуг — ими пользуется 63% населения. По данным ВЦИОМ, 33% россиян хранят деньги на рублевом вкладе в банке.

При этом, если верить социологии, население балансирует между желанием накапливать деньги и быстро их тратить, используя резко возросшие возможности потребительского кредитования. За последний год доходы наших сограждан выросли примерно на 10%, а вот сумма взятых кредитов — на 85%. В течение последних 3-х лет банковским кредитом воспользовалось 38% населения. Большинство — 17% приобретали в кредит бытовую аудио и видеотехнику. А вот на ипотеку решился только 1% граждан, и столько же воспользовались образовательными кредитами.

Всплеск консюмеризма — это плоды «нефтедолларовой эйфории», которые мы пожинаем и на индивидуальном и на государственном уровне. Мы ускоренно проедаем не только текущие, но и будущие доходы. В случае международных финансовых потрясений подобная модель чревата крупными неприятностями. Но ведь очереди на иномарки и пузырь на рынке недвижимости — это социальный индикатор: население сигнализирует о том, что боится делать сбережения и ищет, куда выгоднее и надежнее вложить свои деньги.

К какой жизненной стратегии в конце концов склонится россиянин — сберегать или тратить — зависит от того, насколько возрастет его финансовая грамотность и понимание способов эффективного и доходного вложения денег. Ведь сегодня, как свидетельствуют результаты исследования «Гражданин Инвестор», проведенного Фондом «Общественное мнение» осенью 2006 года, 43% граждан РФ не имеют современного финансового опыта. То есть люди не в курсе, как деньги могут работать и прирастать. При этом важно то, что финансовая активность тех, кто хоть раз купил акции, приобрел опыт работы с ПИФами, резко возрастает.

ФОМ выявил стратегическую установку российского коллективного инвестора — 68% потенциальных покупателей акций видят себя в качестве «рантье» — стремятся к стабильному относительно невысокому доходу при высокой надежности. Население, наученное горьким опытом финансовых пирамид, хотело бы сделать выбор в пользу долгосрочного владения ценными бумагами с участием государства.

Эту готовность к сбережению средств надо всячески поощрять. Формирование новой финансовой культуры населения — это сфера реального частно-государственного партнерства, которое одинаково выгодно и государству и частным финансовым институтам.

Важно объяснить гражданам, какие инструменты инвестирования существуют, но не менее важно и расширять предложение таких инструментов. На повестке дня создание развитой инфраструктуры долгосрочного накопительного инвестирования личных средств граждан, обеспечивающей устойчивый рост накоплений вместе с ростом российской экономики.

Логично начинать с пенсионных инвестиций, поскольку это самая долгосрочная и жизненно важная форма личных накоплений, а возможности обеспечения их доходности пока весьма ограничены. Об этом свидетельствует, в частности, непростая судьба поправок в федеральный закон «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ», с которыми выступают представители частных управляющих компаний, объединившиеся в Национальную лигу управляющих. Поправки имеют целью расширение инструментов инвестирования пенсионных денег не только в низкодоходные государственные облигации, но и другие ценные бумаги с высоким уровнем надежности. Ведомства, препятствующие этому, объясняют свою позицию просто: государство обязано гарантировать сохранность пенсионных денег.

Но пока, как показывают сухие цифры, именно ограниченность их вложения и составляет основной риск. Итоги управления пенсионными накоплениями в прошлом году неутешительны: Внешэкономбанк как государственная управляющая компания обеспечил доходность всего в 5,7% годовых — ниже инфляции, в то время, как средняя доходность частных управляющих компаний составила 20,7%. В результате пенсионные накопления 98% населения реально сократились.

Пенсионная реформа не выполняет своей главной функции — верной ориентации населения на накопления и эффективное инвестирование пенсионных денег. По данным ВЦИОМ, почти половина наших сограждан (47%) не понимают смысла реформы. Большинство испытывают дефицит информации о том, что происходит в пенсионной сфере (54%). Особенно непонятны критерии и процедура выбора управляющей компании, специфика работы государственных и частных управляющих компаний. 22% наемных работников и 29% предпринимателей и самозанятых граждан сегодня даже не знают, в каком именно фонде — государственном или частном — находятся их пенсионные накопления.

Последние инициативы Минздравсоцразвития, направленные на фактическую ликвидацию накопительной пенсионной системы и конфискацию пенсионных средств «молчунов», накопленных в ВЭБе, способны нанести непоправимый ущерб нарождающейся национальной системе долгосрочных сбережений. Новые инициативы Зурабова предполагают разделение страховой (государственной) и накопительной (негосударственной) пенсионных систем. Предполагается, что государство будет как-то стимулировать частные инвестиции граждан в личные пенсионные программы в рамках НПФ. При этом не предусматривается никаких обязательств государства по пропаганде такой модели пенсионного накопления и не предлагается никаких конкретных мер, которые стимулировали бы развитие системы частных пенсионных планов. Отказ же государства от развития собственной накопительной пенсионной системы посылает мощный негативный сигнал для населения — делать такие сбережения государство не видит смысла и потому лучше потратить деньги на текущее потребление.

За долгие годы советской власти у наших граждан выработалась привычка к массовому перекладыванию своих финансовых забот на государство. За рубежом уровень финансовой беспечности населения гораздо ниже, причем независимо от того, насколько весома доля социальных программ. Так, самый высокий уровень сбережений демонстрирует Китай. В 2005 году общая сумма сберегательных вкладов китайцев составила половину от их ВВП — 1.1 триллиона долларов США. В начале 80-х годов ХХ века уровень сбережений в Китае был в два раза выше, чем в США. Теперь он выше в пять раз. В 2006 году личные накопления в Китае, по данным Всемирного банка, составили около $2 трлн., а личные сбережения одного китайца составили в среднем 30% от общих доходов семьи. При этом в Китае нет как таковой государственной пенсионной системы, люди надеются только на себя. То же справедливо и для Японии. Американцы много лет пытались добиться, чтобы японцы начали больше тратить. В самих США основной мотив инвестирования в акции — сделать сбережения на период после ухода на пенсию (им руководствуются 88% населения), а акциями владеет каждый третий американец.

Между тем, экономический рост в России создает колоссальную потребность в инвестициях. Объем средств, необходимых только для поддержки газового сектора ТЭКа на текущем уровне добычи, оценивается Минпромразвития в 600 млрд. долларов до 2011 г. (Для сравнения: размер Инвестиционного фонда РФ в текущем году должен составить порядка 5,5 млрд. долларов.) Инвестиции начинают поступать, но их источник все чаще обнаруживается за рубежом. Там стремятся проводить свои IPO крупнейшие российские корпорации, оттуда в прошлом году пришли в нашу экономику рекордные 31 млрд. долларов прямых инвестиций. А инвестиционный потенциал личных накоплений россиян (по последним оценкам — около 70 млрд. долларов), продолжает оставаться невостребованным.

Что же, помимо низкой финансовой культуры, мешает нашим согражданам инвестировать свои сбережения? Во-первых, это узкий набор понятных инструментов для инвестирования. Отечественные биржевые листинги слишком коротки. Тяжким наследием бурных 1990-х является непрозрачность структуры собственности. Даже крупнейшие российские ОАО недостаточно прозрачны. Вкладывать же свои сбережения в акции компании, о которой достоверно известно лишь то, что 51% её акций владеют 23 оффшора, зарегистрированные по одному адресу на улице архиепископа Макариоса III в городе Лимассоле на острове Кипр, решится, мягко говоря, не каждый.

Олег Вьюгин дает безрадостный прогноз: неразвитость нашего фондового рынка приведет к тому, что частные накопления российских граждан будут все больше перетекать в зарубежные активы, обеспечивающие их рост: «Люди будут искать любые пути вывода этих сбережений за рубеж — в эффективные инструменты. Или будут просто проедать эти средства». Стратегически, если Россия хочет иметь конкурентоспособную экономику и стабильную ситуацию, нужно сделать главную ставку на привлечение национального массового инвестора. Именно благодаря такой политике весьма впечатляющий рост демонстрирует фондовый рынок Китая. Руководство страны перевело акции госкомпаний на сумму 200 млрд. долл. в свободную торговлю. Этот шаг позволил резко повысить спрос со стороны массового инвестора.

Согласно данным Национальной Лиги Управляющих, более 50 млн. человек в стране имеют сбережения, половина из них готовы стать коллективными инвесторами. По оценкам экспертов «Альфа-Капитал», на текущий момент население РФ имеет на руках около 80-100 млрд. долл., а частные сбережения в 2006-2008 гг. составят еще 60-79 млрд. долларов. Рост активов ПИФов прогнозируется в 2007-2008 гг. на 73% ежегодно, а в 2009-2011 гг. — на 42%.

Есть и куда вкладывать накопленные гражданами средства. Это, в первую очередь, развивающиеся компании, производства и отрасли, которые позволят российской экономике сделать рывок вперед.. Только несколько примеров: Объединенная Авиастроительная Корпорация (ОАК), Североевропейский Газопровод (СЕГ), строительство мощностей по производству цемента, нехватка которого, как выясняется, серьезно тормозит реализацию нацпроекта «Доступное жилье», наконец, выпуск облигаций под реализацию инфраструктурных проектов.

Нельзя не согласиться с О. Вьюгиным в том, что для изменения ситуации к лучшему идея формирования массового инвестора должна лечь в основу масштабной политической кампании. Шаги в этом направлении явно намечаются. Пропаганда долгосрочного инвестирования личных накоплений поможет россиянам осознать тесную взаимозависимость между состоянием их личных финансов и экономики страны, ощутить сопричастность к развитию конкретных предприятий и отраслей, в которые вложены их средства. Возникнет материальная основа для превращения России в Народное Акционерное Общество, в котором значительная часть акций российских государственных и частных предприятий будет принадлежать гражданам нашей страны.

Это приведет к формированию широкого инвестиционного сословия, владеющего своей долей «Корпорации Россия» и кровно заинтересованных в росте ее «капитализации» как игрока глобальной экономики. Это сословие будет обладать развитым политическим самосознанием и станет требовать от правящего класса осмысленной политики продвижения интересов России на мировой арене. Эти люди будут лично заинтересованы в экономической и политической самостоятельности России. Тогда уже никто не сможет диктовать нам свою волю: решающее слово останется за мажоритарным акционером — гражданами и совладельцами суверенной России.

GlobalRus, 2 Марта 2007

Пятница, 25 мая • Рубрика: В зеркале СМИ