Рубрика: В зеркале СМИ

На веки вечные

В эти дни Россия отмечает столетие Столыпинской аграрной реформы. Несмотря на крайне сжатые сроки, которые отвела ей история, эта реформа и по сей день является единственной попыткой вырастить в русской деревне собственника, который бы стал оплотом общественного порядка и обеспечил увеличение сельскохозяйственного производства. Иными словами, тот самый средний класс, о необходимости которого и сегодня рассуждают политики и экономисты.

И хотя прошло действительно целых сто лет, задача по-прежнему актуальна. Даже условия для осуществления новой «столыпинской реформы» в чем-то схожи. Только место архаичной крестьянской общины заняли вчерашние колхозы и совхозы. К сожалению, распуская коллективные хозяйства, государство не помогло бывшим колхозникам стать счастливыми землевладельцами. Предполагалось, что крестьяне, став обладателями земельных долей, смогут ими по-хозяйски распорядиться, развить фермерские хозяйства и т.д. А на самом деле на руках у крестьян остались бумажки, «ваучеры», обозначающие право на земельную долю. Бывшие председатели и директора, оценив выгоды своего положения, сделали все, чтобы своей земли как таковой люди не увидели. Земельные доли не были выделены в натуре и большей частью (74%) переданы в аренду новым юридическим лицам, возникшим на месте былых колхозов.

Это привело к буйному расцвету рейдерства, продаже земель без ведома их подлинных хозяев. Чаще всего они теряют свою собственность, даже не подозревая о размере, месте и стоимости принадлежащей им земельной доли, чему способствуют и некоторые поправки в ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», внесенные при его последней редакции в июле 2005 года. Они, с одной стороны, несколько упрощают порядок оформления прав, а с другой — участники долевой собственности, то есть крестьяне, потеряли преимущественное право покупки доли соседа. Одним не очень прекрасным утром люди обнаружат, что земли их бывшего колхоза проданы богатому латифундисту или спекулянту, а немногим оставшимся владельцам долей достались овраги да неудобья.

Фактическое обезземеливание крестьянства ведет к новым очагам социальной неустроенности. Но что еще хуже — оно лишает страну даже шанса сохранить ядро нации, размывает опору, на которой всегда стояла и стоит до сих пор российская государственность. Мы не можем этого допустить. Следовало бы восстановить норму, по которой другие участники долевой собственности — бывшие члены колхозов-совхозов — имели всю необходимую информацию и могли без каких-либо ограничений воспользоваться своим правом преимущественной покупки доли. Такая норма могла бы достаточно эффективно воспрепятствовать тайной скупке долей на земельные участки.

Формально собственник доли и сейчас может потребовать свою землю. Но на практике он погрязает в согласованиях о местоположении выделяемого земельного участка. Руководителям организаций коллективных собственников выгодно, чтобы границы участков не были установлены — так легче продавать землю крупным скупщикам. Разрушение этой порочной системы — первый этап на пути новой «столыпинской реформы», которая сделает крестьянина реальным собственником, обеспечит его семью на веки вечные. Появление широкого слоя мелких и средних собственников станет гарантией активного гражданского оборота земель, выдавит оттуда криминалитет.

Еще один путь противодействия рейдерству — использование против него налоговых механизмов. Разработанный мною законопроект «О внесении изменений в часть 5 статьи 391 и в часть 1 статьи 394 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» позволяет эффективно дифференцировать ставки земельного налога в зависимости от размера и стоимости земельного участка. Действующая шкала ставок земельного налога (до 0,3 и 1,5% от кадастровой цены земли) довольно жесткая и бьет в основном по мелким собственникам, тогда как крупные землевладельцы и спекулянты оказываются в выигрыше.

Я предлагаю для дач, садов, огородов ввести единообразное применение пониженной ставки до 0,1% независимо от категории земель, на которых они расположены. А вот для владельцев дачек свыше 50 соток или сельскохозяйственных угодий стоимостью свыше 10 млн. рублей максимальная ставка налога будет уже 0,5%. При этом местные власти могут устанавливать ставку до 1,5% для прочих категорий земель либо для неэффективных владельцев, собственников, использующих землю для инвестиций или спекуляций, разместивших там торговые предприятия, рынки и т.п.

Дополнительной формой налогового противодействия спекуляциям с землей может быть так называемый налог на прирост капитала, который применяется в некоторых развитых странах, например в Великобритании, при сделках с недвижимостью. Это налог на разницу между ценой покупки и ценой продажи, который растет в зависимости от величины получаемой прибыли.

Некоторые эксперты считают, что до принятия законопроекта необходимо еще выждать время, накопить статистику. На мой взгляд, последние сто лет — срок вполне достаточный, чтобы прийти наконец к правильному решению.

Газета «Россiя», #42, 9-15 ноября 2006 г.

Вторник, 14 ноября • Рубрика: В зеркале СМИ