Рубрика: В зеркале СМИ

Конкуренция для элиты

На первый взгляд социально-политическая ситуация в стране представляется стабильной, а перспективы государственного строительства самыми радужными. Действительно, государственный курс популярен во всех социальных и возрастных группах. Президент пользуется общественной поддержкой, уровень которой остается неизменно высоким. При этом в общественном сознании явственно ощущается страх внезапно утратить с таким трудом обретенную стабильность.

Этими опасениями (а вовсе не исконной недемократичностью народов России) объясняется фиксируемая соцопросами готовность общества пойти на ограничение политической свободы и частичное свертывание демократических институтов, если это будет необходимо для поддержания порядка в стране.

Все большее беспокойство, связанное с приближением электорального цикла 2007-2008 годов, ощущается в действиях политической и экономической элиты, испугавшейся угрозы внезапной дестабилизации. Это волнение заставляет элитные группировки агрессивно защищать нынешние позиции всеми средствами, имеющимися в их распоряжении. В результате резко усиливается внутриэлитное противостояние, а разногласия по частным вопросам поднимаются до уровня идеологических противоречий.

Политическая нация

Что же это? Пустое волнение, никак не связанное с социальной реальностью? К сожалению, нет. У общества и элиты есть все основания для беспокойства. В России так и не сложилась единая политическая нация, умеющая формулировать и отстаивать собственные интересы.

Поэтому российское общество по-прежнему открыто для внешнего воздействия и манипуляций, а нынешняя стабильность основывается на соответствии общественным ожиданиям действий президента и сочетании благоприятно сложившихся обстоятельств. О том, что может произойти, когда президенту придется оставить свой пост, а обстоятельства изменятся в худшую сторону, лучше не размышлять.

Очевидно, что образование политической нации в России было связано с большими трудностями, чем в других республиках бывшего СССР. Советская политическая система предусматривала создание квазигосударственных образований, позволявших национальным меньшинствам обретать этническую идентичность, сохраняя лояльность по отношению к центру. Формирование политической нации на основе населения РСФСР похоронило бы проект образования «новой исторической общности — советского народа», поскольку уничтожило бы пространство для интеграции.

В такой ситуации зачаточные национальные образования, сложившиеся в союзных республиках, неизбежно стали бы полностью самостоятельными. Поэтому, когда процесс образования политической нации в России все же начался (по-видимому, это произошло в начале 80-х), Советский Союз в его прежнем виде оказался обречен. Он мог сохраниться только в качестве конфедерации полунезависимых государств, но у последнего советского руководства не хватило политических дарований для осуществления такой трансформации.

Россия, превратившись в суверенное государство, способное претендовать на ведущие позиции в мире (хотя и более ограниченное в ресурсных и геополитических возможностях по сравнению с СССР), получила шанс на образование собственной политической нации.

Однако этого не произошло. Можно сколько угодно винить в этом разрушительное влияние США, Великобритании и других государств, взявших на себя ответственность за утверждение «нового мирового порядка». Их влияние на ход российских событий действительно было огромным и, надо признаться, объективно было направлено на деиндустриализацию и политическое ослабление России.

Это и неудивительно, самостоятельная Россия не вписывалась в западные политические проекты начала 90-х.

Именно западное пропагандистское и организационное вмешательство тормозит создание политической нации на Украине — ее превращение в самостоятельную державу может сломать стратегию США и их союзников в Восточной Европе. Но с середины 90-х внешнее влияние на российский политический процесс существенно уменьшилось.

Во-первых, стал очевиден крах «нового мирового порядка» и у лидеров западной цивилизации стали возникать серьезные внешнеполитические проблемы. Во-вторых, выяснилось, что интересы России и западного мира во многом совпадают, а потому о возобновлении противостояния не может быть и речи.

Но формирование российской политической нации так и не состоялось. Виной тому эгоизм новой российской элиты. Группы политической и экономической элиты на всех уровнях продемонстрировали нежелание и неумение жертвовать своими интересами во имя государственного и социального единства. Для образования политической нации необходима готовность элиты взять на себя ответственность за судьбу страны и общества. Остальные социальные группы должны видеть, что элита связывает собственный успех с общенациональными достижениями. Только в этом случае можно добиться общественной консолидации.

Шанс для модернизации

Что же произошло в России? Все без исключения элитные группы на всех уровнях, от федерального до районного, попытались выхватить из пространства страны отдельные куски, объявить их своими и приступить к их эксплуатации в собственных интересах.

Для одних групп таким куском стал контролируемый регион, для других — предприятие или целая отрасль, для третьих — медийное пространство или отдельные виды гуманитарного производства. В итоге вместо единой страны мы к началу нового столетия получили мозаику, отдельные фрагменты которой плохо сочетались друг с другом. Элитные группировки остановила угроза масштабного взаимного противостояния и надвигающийся социальный взрыв, который бы неизбежно произошел, если бы в России не появилось политическое руководство, способное ограничить эгоизм элиты. Он стал для общества невыносимым бременем, от которого оно было готово избавиться любой ценой.

Сейчас общественная ситуация напоминает одновременно и конец 80-х, и начало 2000-х. У нас вновь появился исторический шанс для проведения экономической модернизации и социальной трансформации, которые невозможны без образования единой политической нации. Основным препятствием на этом пути становится эгоизм элиты, группировки которой по мере приближения электорального цикла освобождаются от ограничений со стороны власти и от самоограничения, вызванных страхом перед социальной дестабилизацией.

При этом наиболее здравомыслящие представители элиты понимают, что угроза социального взрыва не снята окончательно. Она устранена исключительно благодаря популярности действующего президента и вновь появится, если новый руководитель государства не будет в той же мере отвечать массовым ожиданиям.

Эгоизм новой российской элиты может оказаться губительным не только для общества, но и для нее самой. В отличие от начала 90-х внешнее вмешательство в этот раз будет направлено не только на ослабление государства, но и на уничтожение наиболее амбициозной части российской элиты, решившей, что богатство само по себе может стать основанием для участия в управлении глобальными экономическими процессами.

Российская элита, по сути дела, оказалась в тупике. Она обнаружила, что группы и структуры, вырабатывающие и реализующие государственный курс наиболее развитых стран мира, не будут разговаривать с ней на равных, пока она не будет представлять консолидированную политическую нацию, обладающую собственным геополитическим проектом.

Но для формирования единой политической нации отечественной элите необходимо отказаться от эгоистических моделей поведения, усвоенных еще на рубеже 80-х и 90-х. Усилия в этом направлении уже в течение нескольких лет предпринимаются политическим руководством страны, рассматривающим, как кажется, безответственность элиты как основную угрозу для национального суверенитета и для демократических институтов, позволяющих консолидировать общество даже в условиях социального неравенства. Сама возможность проведения подобного курса без политических кризисов и потрясений свидетельствует о том, что он отражает настроения не только большинства общества, но и наиболее ответственной части элиты.

Конкурентам придется помочь

Однако полностью отказаться от собственных эгоистических устремлений нынешняя элита не сможет, если не получит для этого дополнительные мотивации. Для этого необходимо создание влиятельного общественного слоя, конкурирующего с элитой, имеющего реальную возможность занять ее место, но действующего не на основании эгоистических расчетов, а в соответствии с собственными идейными установками. Нужно, чтобы околоэлитные группировки состояли не из беспринципной обслуги, а из людей, рассматривающих служение стране и обществу как долг каждого порядочного человека.

Само по себе это, конечно же, не произойдет. Здесь нужна сознательная политика со стороны власти по организации, консолидации и поддержке околоэлитных группировок, являющихся носителями патриотического мировоззрения. Нынешняя элита должна явственно ощутить их давление, осознать, что, отказавшись от сотрудничества с ними на их идейных позициях, она утратит господствующее положение.

Для реализации данного курса осталось не так много времени. Сохранить социальную стабильность после завершения электорального цикла 2007-2008 годов будет чрезвычайно трудно, если в России не появится единой политической нации, ясно осознающей собственные интересы, а потому способной сопротивляться внешнему давлению.

Очевидно, что все проекты, связанные с созданием околоэлитных группировок, обладающих патриотическим мировоззрением, должны иметь долговременный характер. В противном случае мы лишь обострим скрытое политическое противостояние, создав новый агрессивный слой, умело прикрывающий свои хищнические настроения патриотической риторикой.

Правда, «долговременный» у нас часто понимается как «вялый», «неактивный», «не направленный на достижение конкретных результатов». Подобное отношение к деятельности по формированию слоя, способного конкурировать с нынешней элитой, было бы тяжелой ошибкой. Ближайшие цели в рамках данного проекта должны быть четко определены (например, создать в регионах слой влиятельных политических журналистов, понимающих сущность социальных, экономических, культурных процессов, идущих в нашей стране и в мире).

Просвещенческая деятельность в рамках такого проекта должна сочетаться с организационными и политическими мероприятиями, а символическая поддержка с прагматической помощью патриотически настроенным предпринимателям, политикам, экспертам, деятелям культуры и искусства.

Критерием для поддержки, на мой взгляд, должна служить готовность таких людей жертвовать своим временем, силами, энергией для защиты и распространения своих убеждений. Важно способствовать объединению таких людей, созданию ассоциаций и объединений патриотически настроенных представителей среднего бизнеса, молодых журналистов, писателей, ученых и общественных деятелей. Консолидация по принципу общности мировоззрения и идеологии является важнейшим условием возникновения действенных околоэлитных групп.

Содействие околоэлитным группам, способным составить конкуренцию нынешней элите, — единственный способ завершить образование российской политической нации. В противном случае невыносимый эгоизм правящего класса, по-прежнему путающего национальные интересы с собственными потребностями, рискует поставить под угрозу государственный суверенитет и демократическую форму правления в России.

Сергей Шишкарев — заместитель председателя Комитета ГД РФ по энергетике, транспорту и связи.

Деловая газета «Взгляд»

Понедельник, 14 августа • Рубрика: В зеркале СМИ