Рубрика: В зеркале СМИ

Без экстренных мер по обустройству и финансированию автодорог — нет России

Русская Служба Новостей, 16 января 2008 г.

Программа «107 минут»
Без экстренных мер по обустройству и финансированию автодорог — нет России

Ведущий программы – Рустам Арифджанов

Рустам Арифджанов: Добрый вечер, в студии Рустам Арифджанов. Мы принимаем в гостях Сергея Николаевича Шишкарева, председателя комитета Госдумы по транспорту. Добрый вечер, Сергей Николаевич!

Сергей Шишкарев: Добрый вечер, Рустам и слушатели.

Р.А.: Знаете, современный сленг такой – говорят, в России вся беда от менеджмента и инфраструктуры.

С.Ш.: Я уже это слышал.

Р.А.: То есть это так заменяют фразу про дураков и дороги. Ну, я думаю, что дураков в России становится все меньше, к счастью. Не все умные люди уезжают за пределы многострадальной родины. Хотя…

С.Ш.: Уехать не могут, плохие дороги.

Р.А.: Может быть. Да нет, туда уж самолетами. О дорогах поговорим. Дороги, кстати, тоже становятся получше. Потому что я, как осень или зима, то езжу часто в Белоруссию, и замечал – в Белоруссии дороги-то получше. А сейчас уже, если по Можайке едешь, и прямо до белорусской границы, то и у нас вполне приличные дороги. Правда, вполне приличные федеральные дороги. А летом в сторону Украины езжу, и собственно, на Украину – и там чувствую, что уже есть изменения. Федеральные дороги – я не буду говорить про областные, потому что там я бываю редко, только трассами федеральными. Но вы-то лучше, наверное, знаете. И тем не менее – каково состояние дорог сейчас? Потому что на эту тему стали, во всяком случае, больше говорить. Игорь Левитин, министр транспорта, бывая у нас здесь в гостях в студии, называет цифры, от которых я просто не знаю, хочу подскочить и лично поцеловать Игоря Левитина. Потом думаю – нет, я пока лучше подожду – пусть пока сделают, потом целоваться будем. Но обещают достаточно быстро решить проблему с дорогами.

С.Ш.: Вы столько сразу тем подняли в одном вопросе. Отрицать то, что улучшаются дороги и качество, было бы, наверное, просто смешно. Действительно, дороги у нас становятся лучше. Но сразу возникает следующая проблема – как только качество дорог улучшается, на них становится больше машин, и они вновь становятся плохими уже потому, что их пропускная способность снижается.

Ну, пример такой – очень простой, банальный, вы его хорошо сразу представите. Возьмем Ленинградское шоссе, Ленинградку, кусок трассы от кольцевой дороги до аэропорта Шереметьево-1 или Шереметьево-2. В принципе, трехполосное движение в оба конца, в обоих направлениях, но тем не менее проехать-то по этой дороге невозможно. То есть получается, что создав, собственно, неплохую трассу для движения, мы приходим к тому, что она на сегодня обеспечивает не только пассажиропоток, но и огромное количество грузовых фур, которые идут по этой дороге. Собственно, я не чужой опыт описываю, а свой собственный. Когда я выезжаю достаточно заблаговременно на рейсы, тоже приезжаю в последнюю минуту.

Так вот, говоря о том, что ситуация улучшается – я поддержу вашу мысль, но мне кажется, что мы должны не просто говорить – мы должны принимать кардинальные немедленные меры. Потому что на сегодня – не буду говорить банальностей, что транспорт – это становой хребет экономики, и можно сказать, логистика – королева экономики. Если мы сегодня не примем экстраординарные меры на уровне правительства, на уровне создания корпорации «Автодор», что, собственно, Левитин предложил буквально неделю назад, и безусловно, Государственная Дума это поддержит.

Если мы не примем экстренных мер по финансированию, даже не в тех объемах… Хотя что такое 330 миллиардов? Это приличные деньги, прошу прощения, это двенадцать с лишним миллиардов долларов в год – но и этого мало. Потому что для создания сегодня нормальной сети автомобильных дорог – я назову еще более страшную цифру. Чтобы нам за десять лет построить 30 тысяч километров, что крайне необходимо – это далеко не тот минимум, который нам необходим, но вот эти самые федеральные трассы, о которых вы говорите, – цифры такие: на каждый километр приличной дороги, то есть соответствующей европейским стандартам качества и технологически готовыми работать не по два-три года, чтобы потом латали, а готовыми работать десятилетия – необходимо порядка ста миллионов рублей, то есть четыре миллиона долларов за километр. Так вот, перемножайте тридцать тысяч на сто миллионов – мы получаем безумную сумму, три триллиона рублей. Это годовой бюджет России – ну там, чуть больше, чуть меньше. Вот какие на сегодня нужны средства. И поэтому, если говорить коротко, поставить точку в первом вопросе в заключение, я хотел бы сказать о том, что конечно, здорово, что мы об этом говорим, здорово, что это понимают сегодня на всех уровнях власти. Проблемам автомобильных дорог, проблемам мобильности населения, минимальных социальных стандартов передвижения была посвящена, напомню, немалая часть послания президента федеральному собранию. Но пока, к сожалению, от слов до реальных программ – они есть на сегодня, но этого недостаточно – я думаю, что еще очень многое предстоит сделать.

Р.А.: Я обращусь к радиослушателям – мы сейчас не говорим, Сергей Николаевич, давайте не будем говорить о дорогах внутри Москвы.

С.Ш.: Хотя уверен, если сейчас пропустите хоть один звонок в эфир, то будут говорить только об этом. Я, кстати, от дома к вам пешком шел, потому что понимал, что это будет более правильно. Ну хорошо, давайте не говорить о Москве.

Р.А.: Ну если только в крайнем случае. Я просто к радиослушателям обращаюсь, потому что я сейчас назову наш номер телефона. Поэтому попрошу – давайте будем говорить о дорогах за пределами родного города, а о дорогах в Москве как-нибудь в другой раз поговорим. Потому что это отдельная огромная тема, а иначе у нас просто не останется времени.

С.Ш.: Я одну ремарку просто скажу – москвичам, и тем, кто передвигается в Москве, хочу сказать только одно – что мы на уровне федеральной законодательной власти прекрасно понимаем эту проблему. Мы ездим по этим же улицам и понимаем, что сегодня Москва как федеральный центр, как столица, с ее огромным бюджетом, эту проблему не решит. Нужна отдельная федеральная целевая программа по расшивке всех транспортных проблем, которые существуют в столице. Это так, коротко для справки.

Р.А.: Спасибо. 223-77-55 – это вот уже, видите, практически на смерть мы идем, Сергей Николаевич. 223-77-55 – это телефон прямого эфира, сегодня мы говорим о дорогах, о качестве, о состоянии наших дорог. В гостях у нас председатель комитета Госдумы по транспорту Сергей Николаевич Шишкарев. Звонки уже пошли, но пока, Сергей Николаевич, я задам вопрос – о платных дорогах, о сети платных дорог. Почему возникла необходимость создания? Это пугает многих, потому что, по честному, в массе мы не очень богатые люди. То есть, скажем честно, мы с вами можем себе позволить проехать по платной дороге, и тоже, может быть, не каждый день, а многие не могут. Поэтому это пугает некоторых людей.

С.Ш.: У меня очень осторожное отношение вообще к понятию платных дорог и к тому, как они приживутся, и та ли это панацея, о которой так много и громко нужно говорить. Наша страна сегодня – опять же, приведу печальную статистику – только 34% муниципальных и региональных дорог соответствуют нормативам, которые существуют. Про федеральные дороги говорить даже не буду. Вы знаете цифру, что 50 тысяч населенных пунктов сегодня вообще лишены регулярного сообщения с большой землей. Ну какие платные дороги? Да, конечно, есть, наверное, та же идея строительства – ну, не идея, а уже конкретный проект по строительству платной дороги Москва-Санкт-Петербург. Безусловно, наверное, где-то будет оправдано это, на направлении южном, на тот же Сочи, тот же Краснодарский край, когда люди едут на курорт. Но говоря о платных дорогах, мы должны понимать, что прежде всего мы должны, конечно, задействовать федеральные средства – они, кстати, в бюджете есть. И решать проблему транспортной доступности не через строительство платных дорог.

Все-таки мы страна еще достаточно бедная, и сколько миллионов живет ниже нормального уровня, мы тоже знаем. Но тем не менее, экономика растет, а раз растет экономика, значит, растут транспортные перевозки. Россия действительно является крупнейшей потенциально транзитной страной, и если мы реально создадим условия для работы транспортных коридоров, это принесет огромные дополнительные средства в бюджет Российской Федерации. Поэтому здесь, вот в этом контексте, мы вполне можем говорить о привлечении инвесторов, частных, как западных, так и российских, которые, наверное, на вот этих самых направлениях, на которых увеличивается количество проезжающих автомобилей, вполне, наверное, могут пойти на то, чтобы инвестировать. Хотя мы понимаем, что это инвестиции достаточно длинные, не менее 10-15 лет срок окупаемости. Но тем не менее, почему не пойти на эти шаги?

Поэтому еще раз говорю, что говорить об этом, особенно для обывателя, для наших людей, вот так громко, и говорить о том, что через платные дороги мы решим проблемы – ну, во-первых, это действительно не так. А во-вторых, это больше, наверное, тема специалистов и потенциальных частных инвесторов, но не массового инвестора, российского среднестатистического жителя.

Р.А.: Спасибо. 223-77-55 – ну, как говорят люди, имеющие отношение к транспорту – поехали, да, Сергей Николаевич?

С.Ш.: Поехали.

Р.А.: Андрей Николаевич к нам позвонил – здравствуйте, Андрей Николаевич, слушаем вас!
Слушатель: Здравствуйте. Ну, опасения ваши не оправдались, по поводу того, что я сейчас буду говорить по поводу дорог в городе Москве. В Москве приличные дороги – у меня 32 года водительского стажа. Я бы хотел сказать в частности. Потому что, действительно, дорога опасная. Я по дорогам по многим ездил, но опаснее, чем от Московской области по Новой Риге и далее, до Торжка и дальше, дороги нет. Потому что страшные колеи, машину бросает в разные стороны, особенно тогда, когда идет дождь, происходит аквапланирование, и в общем-то очень много таких достаточно серьезных дорожно-транспортных происшествий. Я думаю, что стоит, действительно, обратить на эту дорогу особое внимание.

Р.А.: Спасибо, Андрей Николаевич.

С.Ш.: Андрей Николаевич, я сразу по поводу Москвы. Я как раз мог бы с уверенностью отметить, что дороги-то в Москве действительно шикарные. Я в общем-то говорил о проблемах московских пробок, и проблемах того, что по этим достаточно неплохим дорогам достаточно сложно передвигаться, в лучшем случае в выходной после обеда приятно по Москве поездить.

Р.А.: А это ошибка планирования, проектирования дорог – или в чем?

С.Ш.: Ну, коротко не ответишь.

Р.А.: Все, тогда на следующий раз.

С.Ш.: Я думаю, что сегодня мы просто пока живем по тем дорогам и по тем запланированным решениям, которые еще в советское время были. Конечно, все это отстало от текущей ситуации. Касательно трассы по Новой Риге и дальше до Торжка – как ни странно, Андрей Николаевич, я это трассу очень хорошо знаю, я сам по ней проезжал. Дело в том, что моя политическая активностью связана с работой с молодежью, я дважды выступал как раз по проблемам транспорта и развития дорожной сети, и вообще транзитных коридоров, перед молодежью на движении «Наши» на озере Селигер. Так вот туда я добирался сам за рулем, на своей машине. И смею с вами согласиться – особенно когда я ехал назад, это было ночь, правда, хоть и летом – я в общем-то даже боялся за свою безопасность, опасался. Потому что действительно, колея настолько разбитая. Но это как раз то, о чем мы с вами начали говорить. Ведь это трасса, которая в общем-то является если не параллелью, то альтернативным путем из Санкт-Петербурга в Москву. И если по Ленинградке проехать вообще невозможно, то вот наши достаточно грамотные дальнобойщики ныне выбирают маршруты объезда, каковым, собственно, и является эта трасса. Ну что – могу только еще раз подтвердить ваши и опасения за безопасность, и то, что она в абсолютно ненормальном состоянии. Но вот поэтому нужно и решать максимально быстро строительство дороги, которая обеспечит с запасом пропускную способность на этом направлении.

Р.А.: Спасибо. Звонок от Любы – здравствуйте, Люба, слушаем вас!

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, с прошлого года мы с семьей являемся жителями Подмосковья, в том числе города Красногорска. Вот у меня такой вопрос – я выступаю не только от имени автомобилистов, которым я являюсь, а от жителей, которые пользуются общественным транспортом. Как простые жители могут стимулировать местное руководство для строительства дороги? В частности, многие города Подмосковья разделяют город железной дорогой. Чтобы попасть из одной части города в другую, жители вынуждены тратить минимум сорок минут в час пик, чтобы переехать железнодорожные мосты, вот железную дорогу. Вопрос – как им простимулировать руководство города – сейчас очень много говорят про развитие инвестиций – чтобы построили мост через железную дорогу? Это упростило бы жизнь жителям города, соответственно, инвестиции бы увеличились, и так далее.

Р.А.: Спасибо, Люба.

С.Ш.: Люба, я думал, вы мне подскажете, как нам вместе простимулировать местную власть, чтобы она обращала внимание на эти проблемы. Красногорск тоже, видите, как оказалось – еще подумают наши радиослушатели, что звонки подготовленные – я Красногорск хорошо знаю, я там два года сам прожил, у меня жена из Красногорска.

Р.А.: Ну вот видите – родной город.

С.Ш.: Да, родной город, можно сказать. И я знаю, о чем вы говорите – эта железная дорога, которая город практически пополам режет. Но на самом деле я должен сказать, что это не совсем проблема муниципальной власти – это все-таки проблема российских железных дорог. Потому что действительно, все это было построено, наверное, еще до того, как город так разрастался. Как стимулировать – ну наверное, знаете, если вы, я так понимаю, человек достаточно искушенный, в том числе, может быть, и в экономике, судя по вашему вопросу – надо просто местной власти показать, сколько времени вы простаиваете пробках, как часто вы опаздываете на работу, какие экономические потери для тех предприятий, которые существуют и работают на месте муниципального образования, происходят из-за того, что люди стоят. В том числе и экологические, кстати. Ведь представьте, сорок минут простоять на переезде с включенным двигателем – во что это выливается. Ну и, собственно, понимаете, в чем дело – ведь не секрет, что самые большие штрафы у нас как раз за переезд, за нарушение правил дорожного движения на переезде. Вы знаете, сам был свидетелем вообще ужасных вещей – собственно, хорошо сейчас стали эти металлические подъемники делать, когда на закрытом шлагбауме еще поднимается этот железный барьер.

Р.А.: Уже хочешь, и все равно не проедешь.

С.Ш.: Да, не проедешь. Но тем не менее, я видел лихачей. Вы знаете, на одном джипе –человеком назвать это сложно, но какой-то лихач – уже получилось так, что он въехал, когда уже закрывалось, и выпрыгнул просто на противоположной стороне, чуть не угробил там соседнюю машину. Вот такие происходят вещи. Конечно, надо строить развязки, надо строить путепроводы, потому что, опять же – интенсивность и на железных дорогах, она же будет расти. Построить железнодорожные магистрали в таком объеме, как автомобильные дороги, будет еще сложнее. Поэтому вынуждены будем решать эти проблемы.

Р.А.: Звонки продолжают поступать, но мы, наверное, сейчас прервемся, тоже на автомобильную тему поговорим, но уже не я – расскажем вам о пробках на московских дорогах.

Р.А.: Всем добрый вечер, тем, кто только что включил свои радиоприемники. Напомню, что в гостях у нас Сергей Николаевич Шишкарев, председатель комитета Госдумы по транспорту. И соответственно, говорим мы о дорогах, об автомобильных дорогах. Может, в следующий раз будем говорить про авиацию, реки, моря, поезда, и так далее. Но сегодня говорим про автомобильные дороги. Наш телефон 223-77-55 – это телефон прямого эфира. Я извиняюсь перед теми, кому приходится ждать, пока у нас идут новости или сообщения о пробках на московских дорогах, но это тоже важно и интересно. Сергей к нам позвонил – Сергей, здравствуйте, слушаем вас!

Слушатель: Да, добрый вечер. Самое главное, что вообще дозвонились. У меня на самом деле один вопрос есть и как бы одна тема для размышления, на мой взгляд. Я не совсем согласен с Сергеем Николаевичем по поводу того, что в советские еще времена не всегда строили хорошие дороги. Потому что я москвич не так давно, но и раньше жил в разных регионах, ездил по разным дорогам, а последнее время, так как живу в Москве, часто приходится ездить в Волгоград по дороге домой. И там есть два хороших участка, которые строили еще, насколько я знаю, в 70-х годах – это под Тамбовом и в Волгоградской области рядом с поселком Фролово. Там так называемая бетонка, которая построена еще в 70-х годах, а сейчас по качеству самого полотна лучше, чем трасса Дон – там нет ни колей, никаких выбоин. И только в этом году, летом, в первый раз там какие-то щели заделывали. В остальном трасса, конечно, совершенно безобразная. И вот вопрос у меня как раз связан с этой трассой М-6 – когда будут ее реконструировать? Потому что в новостях я нигде не слышал и не читал. И там же вторая трасса, в Волгоградской области, которая является федеральной – не помню, к сожалению, название, но которая идет через Саратов, там Сызрань – Сызрань как-то еще называется. Там вообще, особенно в Волгоградской области, ужаснейшая дорога.

С.Ш.: Сергей, я отвечу на ваш вопрос. Может быть, я неправильно был понят или не совсем конкретно выразился. Я как раз не ругаю советские дороги. Я хотел сказать, когда мы говорили о Москве, почему пробки в Москве – потому что строили тогда, еще не зная тех объемов перевозок и перемещения автотранспорта, которое будет в нынешнее время. А за дороги, которые построили наши предки, можно только спасибо сказать, и приведенный вами пример той самой бетонки на этом направлении, на вашем, только свидетельствует о том, что дороги-то строили на совесть. А уж бетонка вокруг Москвы – так она вообще, говорят, со времен второй мировой войны – так называемое танковое кольцо было построено, и до сих пор мы, действительно, этим пользуемся. Объем финансирования на эту трассу – я вам конкретно не отвечу, я пометку для себя сделаю. Я вас приглашаю просто на сайт комитета по транспорту. Я думаю, что мы специально информационно для вас на одной из страничек этот материал поместим. И я думаю, что в течение недели вы найдете точную информацию по количеству средств, запланированных, во всяком случае, на текущий год, которые будут выделены Минтрансом, и соответственно, федеральным дорожным агентством, на реконструкцию и подержание трассы в нормальном состоянии.

Р.А.: 223-77-55 – телефон прямого эфира. Виктор Иванович, добрый вечер!

Слушатель: Добрый вечер. У меня вот такой вопрос к вашему собеседнику – качество наших дорог, как строят у нас – я бы не сказал, что строят очень плохо. Я живу по Ленинградке, здесь каждую весну-лето постоянно ее строят – хотя можно было бы один раз сделать нормально, понимаете? И еще такое – когда будет у нас строительная организация и потом, когда она будет эксплуатировать эту дорогу и отвечать за эту дорогу? У нас, как сказать, одни строят, а отвечают потом другие, понимаете? И еще, хотелось бы высказаться. Хорошие дороги не только в Москве. Нужно отъехать за восемьсот километров, в Белгородскую область, и посмотреть, какие там дороги – там можно поучиться, как там строили еще. Вот такое мнение.

Р.А.: Да, в Белгороде я тоже – спасибо, Виктор Иванович, напомнили – в Белгороде действительно хорошие дороги. Это от губернатора зависит, или от кого, Сергей Николаевич? Спасибо, Виктор Иванович, что позвонили

С.Ш.: Ну, в регионах, конечно, от исполнительной власти, от губернатора.

Р.А.: А это же федеральные дороги?

С.Ш.: Так вот у нас, слава Богу, есть губернаторы, которые не делят – это мое, а это твое. У нас, знаете, бывает так – из одной области в другую въезжаешь – прямо можно и знак не вешать, что въехал в область энную – видишь, что в другую. И сразу можно оценить, как работает губернатор. Мне кажется, что прежде всего это интересы людей, и если у тебя есть в региональном бюджете возможности финансировать и помогать федеральному центру – в конце концов, это может быть некой, ну, не разменной картой, а предметом переговоров с федеральным центром – смотрите, я вот здесь вложил свои средства, не ждал федерального финансирования, не искал отговорки, как не сделать, а сделал – поэтому помогите мне. Да собственно, что там говорить – так нормальные губернаторы и работают, когда не на словах, а на деле доказывают, что служат людям.

Что касается, хорошо ли строят или плохо – так я и не говорю, что везде плохо строят. Та же Ленинградка – я же привел пример того, что как раз Ленинградка на уже указанном участке нормально построена, и покрытие там неплохое, разметку там обновляют – да просто дорога на сегодня не справляется с той транспортной нагрузкой, и прежде всего, потоком совмещенного грузового и пассажирского автотранспорта, который по ней идет. И нужно ее разгружать, нужно строить альтернативные транспортные артерии, в том числе автомобильные, которые позволят по этой дороге не стоять в пробках. Еще же обиднее – когда колдобины объезжаешь и преодолеваешь препятствия…

Р.А.: Ругаешься, но понимаешь, почему.

С.Ш.: А тут ты на нормальной дороге стоишь в пробке – я еще раз говорю, еще обиднее, наверное, любому человеку. Что касается очень важного поднятого вами вопроса – как раз того, кто строит, кто эксплуатирует и кто отвечает и поддерживает в нормальном состоянии – ну вот упомянутое решение, проект создания государственной корпорации «Автодор» и предполагает совмещение в одном лице, в данном случае в структуре одного акционерного общества, и проектировщика, и заказчика, и генерального подрядчика, и потом, в дальнейшем, организацию, которая будет отвечать за нормативное состояние этой дороги. Потому что дорожный фонд разрушили девять лет назад, а взамен пока ничего не создали. Поэтому мы в Государственной думе не только поддерживаем эту инициативу, но и постараемся на этом этапе максимально эффективно поработать в составе рабочей группы по подготовке данного законопроекта. И поверьте, со стороны нашего профильного комитета будет не только оказана поддержка, но и будут предприняты любые лоббистские усилия, для того чтобы закон имел максимально короткий срок между обсуждениями и максимально быстро прошел все три слушания.

Радиослушатель: Я вот живу в Люберцах. Ваш собеседник сказал, что километр дороги стоит 4 миллиона, да?

Р.А.: Ну, если в долларах. В рублях – 100 миллионов рублей.

Радиослушатель: Если судить по тому, как у нас кладут дороги в Люберцах – то это не 4 миллиона. Они эти дороги так кладут, что через каждые 2 месяца надо вложить 4 миллиона. Ну, грубо говоря, во времена Сталина – я так думаю, их бы просто к стенке ставили, на самом деле! Просто те деньги, кот государство находит для выделения на дороги, и отдает эти деньги в руки людям, которые делают эти дороги – они эти деньги просто-напросто куда-то девают, грубо говоря. И так, как там укладывают дороги – это просто ужас! Надо просто на видеокамеру снимать!

Р.А.: Марат, а как укладывают? Расскажите!

Радиослушатель: Вот я объясняю. Сначала они вырубают в асфальте эти дырки, чтобы, например, заасфальтировать. Эти дырки могут 2 – 3 месяца стоять, мы их объезжаем, ездим. Потом – думаешь, ну, в конце концов, приехали, сейчас наконец-то положат асфальт. Как правило, это специально выбирается погода, чтобы дождь или снег – потому что в сухую погоду это не делается никогда – и потом они засыпают эту яму этим асфальтом, причем нет никакой техники специальной, чтобы его там утрамбовать, или что-то еще. Просто, лопатами, — ну сколько он продержится, этот асфальт? Вот как Вы думаете? Месяца 2, максимум. И потом надо опять искать деньги, чтобы уложить эту дорогу опять. И так из года в год, понимаете? И откуда же деньги найдут, если вот так будет это все укладываться?

Р.А.: Спасибо! Вот Сергей Николаевич хочет прокомментировать то, что Вы сказали.

С.Ш.: Марат, спасибо. Вы подняли две важные темы. Наверное, можем вернуться к тому, с чего начали, — по поводу менеджмента. Ну, про дороги-то говорим, а кто этим всем занимается? Конечно, где-то и мозгов не хватает, что там говорить! Не хватает современных технологий, не хватает, я вам скажу так, деловой воли, что ли. Про политическую волю здесь говорить не буду.

Ну а вторая тема – она более актуальна, и я вынужден переводить в эту плоскость. Проблема коррупции в данном случае, проблема того, о чем Вы говорите, — я это сам видел, и наблюдал, и не только в одном городе. И на юге это происходит, и в центре России, и на севере – просто «кормушка»! Ведь это как количество снега, который убирают – вот сколько вы его убрали, сколько вывезли? И на этом просто воруются бюджетные деньги, воруются муниципальные бюджетные деньги – наши с вами, как налогоплательщиков. Поэтому, конечно, нужно менять систему. И систему нормативную по строительству дорог, и дальнейшую систему эксплуатации и контроля за качеством. Мое мнение однозначно: лучше вложить в 10 раз больше, но сделать качественно и навсегда – ну, желательно, надолго, если не на века, то хотя бы на десятилетия, чем вот эта порочная практика в буквальном смысле латания дыр. Это, конечно, безобразие, и здесь мы тоже нормативную базу будем менять, и помогать Минтрансу, и помогать местным, региональным властям выстраивать правильную систему взаимоотношений с подрядчиками, с теми, кто эти дороги строит, и – еще раз повторю – обязан поддерживать в нормальном состоянии.

Р.А.: Спасибо. 223-77-55. Феликс к нам позвонил – здравствуйте, Феликс, добрый вечер!

Радиослушатель: Добрый вечер. Меня зовут Феликс, я из города Краснодара. Вот мы недавно выиграли Олимпиаду…

Р.А.: Ну, еще не выиграли – выиграли право на проведение.

Радиослушатель: Да, право на проведение. У нас в крае все дороги не соответствуют всем тем грузопотокам, которые предстоит осуществить, все дороги будут реконструировать. Я сам инженер-строитель. И у нас основная проблема – это ограничение веса транспортного средства, которое может двигаться по дорогам. Почему мы ограничены 38 тоннами? Вот такой вопрос. Остается возить только лишь КамАЗами, которые берут 13 тонн, и которые везде проходят. А даже обычный тоннар, которые берет 28 кубов и 34 тонны, не имеет права даже вообще двигаться, получается. Как можно строить в огромных количествах, как сейчас у нас планируется, не имея всего лишь техники, или имея эту технику, но не имея права ее использовать законного?

Р.А.: Спасибо, Феликс.

С.Ш.: Феликс, отвечаю. Спасибо, мне очень приятно услышать земляка, я сам из Новороссийска, и Краснодарский край для меня, можно сказать, родной регион. Я думаю, что… С чего начали-то? С того, что Олимпиаду выиграли, это великая победа. Но великой она в полном смысле станет только тогда, когда мы ее проведем, и проведем на должном уровне. А для этого, Вы абсолютно правы, прежде всего, нужно решить проблему транспортной доступности. Я уж не говорю о том, как будут работать дороги, и вообще система транспорта во время Олимпиады – но нам нужно сегодня решить огромное количество проблем по доставке грузов, по доставке строительных материалов. В том числе, миллионы тонн инертных грузов: песок, щебень, цемент, — эта проблема на сегодня не решена. Но, тем не менее, все-таки справедливости ради замечу, что дороги в Краснодарском крае, и мы с вами обязаны об этом сказать в прямом эфире, одни из лучших в России – вместе с Москвой, да? Мы уже Москву упоминали.

Р.А.: А будут еще лучше!

С.Ш.: Собственно, по дорогам два крупных направления. Первое – это строительство мостов, путепроводов и дорожных развязок, новых дорожных магистралей непосредственно в районе города Сочи; и второе – это дорога, продолжение трассы Москва – Дон, которая должна обойти объездной дорогой сам город Краснодар и выйти на новую трассу Абинск – Кабардинка. Это тоже будет крупнейшее строительство, стоимость тоже измеряется в миллиардах рублей, но которое, собственно, сделает, во-первых, путь от Краснодара до побережья на много короче, порядка на 50 километров, и это будет современная магистраль, которую, во всяком случае, все мы вместе обещаем построить за 4 года.

А вот проблема нормативов, действующих сегодня для перевозов грузов, как раз грузовым транспортом – это, конечно, полная беда, это тот норматив, который очень устарел. Но опять же – почему он действует? Понятно, что он был принят еще в советское время. Почему такая нагрузка на ось? Вы помните вопрос, если вы слышали нашего радиослушателя, который ездит по трассе Новая Рига на Торжок, — вот он как раз говорил о том, что это не дорога уже, а направление, причем направление, сформированное, продавленное колесами, шинами большегрузных автомобилей. Вот вам ответ на вопрос «почему?». Потому что на сегодня качество дорог не соответствует тем нагрузкам фур, большегрузных автомобилей, которые перевозят контейнеры и грузы, вес которых более 20 тонн – 38 тонн, и больше. Нормативы нужно менять, мы этим предметно занимаемся.

Р.А.: В сторону уменьшения?

С.Ш.: Наоборот, в сторону увеличения нагрузки. Но это будут отдельные направления. Конечно, это нужно делать не везде, потому что если мы такой тяжелый транспорт пустим по разбитым и не подготовленным дорогам, мы их окончательно угробим.

Р.А.: Все равно что танки прошли.

С.Ш.: Абсолютно так, именно танки. Но, тем не менее, эта работа должна идти параллельно с созданием современных трасс, которые позволят автомобилям с такой нагрузкой передвигаться, — но норматив нужно менять. Вы правильно сказали, что у нас на сегодня не только перевозки каких-то грузов определенной массы вне закона – у нас сегодня все сорокафутовые контейнеры, которые движутся по территории страны (а я огромный энтузиаст транспортных коридоров), так вот у нас все грузы в сорокафутовых контейнерах вне закона по России едут. И это еще очередная «кормушка» для гаишников, очередная «кормушка» для Ространснадзора, который должен заниматься весовым контролем. Это очередная «кормушка» для всех тех, кто выдает эти разрешения, а их нужно выдавать, потому что грузы все-таки должны передвигаться. Поэтому проблему дорог и подготовки к Олимпиаде надо решать, и решать в первоочередном порядке, чтобы, что называется, не «облажаться» перед всем остальным миром. Ну а что касается нормативных документов – то вместе с Минтрансом будем этим заниматься, причем в ближайшее время.

Р.А.: Спасибо. У нас 5 минут до окончания передачи, Татьяна к нам позвонила. Здравствуйте, Татьяна! Слушаем Вас.

Радиослушатель: Добрый день. Город Борисоглебск Воронежской области. Население более 200 тысяч человек – там не только ездить, там даже ходить невозможно. Дороги просто ужасные! После того, как нам сказали, что к нам из Москвы приедут представители президента, в городе было отремонтировано две улицы, две дороги. Скажите, пожалуйста, с какими словами, к кому обратиться? Потому что администрации города Борисоглебска некогда заниматься дорогами, никто этого делать не будет. Сергей Николаевич, пожалуйста, дайте совет, куда, все-таки, можно обратиться?

С.Ш.: Совет даю сразу, и даю сразу адрес: город Москва, Охотный ряд, дом 1, Государственная Дума Российской Федерации, комитет по транспорту, председателю Шишкареву, и параллельно – письмо с констатацией того безобразия, о котором Вы говорите, вашему губернатору, господину Кулакову. Я его знаю, и будем немедленно вмешиваться в эту ситуацию. Можно было бы, конечно, сказать, что это не мой вопрос, вопрос региональных властей, — но слышу в Вашем голосе не только печаль, но и отчаянье, так что если уж и ходить нельзя, то давайте вместе заниматься. Было бы здорово, если бы к вам, как Вы сказал, посланцы или представители из Москвы приезжали почаще – может быть, две, четыре, шесть, восемь улиц бы сделали, будет вам где гулять. Но я, на самом деле, не хочу в шутку это переводить, жду Вашего письма, готов содействовать.

Р.А.: Спасибо большое, Татьяна, что позвонили. Знаете, Сергей Николаевич, в Белоруссии соседней – там каждый год праздник урожая «Дожимки». И президент каждый раз празднует эти «Дожимки» в каком-нибудь маленьком городке, 20 тысяч население, 40 тысяч население, 15 тысяч население… И, естественно, раз в год один маленький город приводится в порядок. Со всеми дорогами, заборами, домами… Причем – по серьезному, Лукашенко человек строгий, да? И расцветают малые города. Не в больший, не в областных центрах проводят, а вот в этих маленьких городах. Потому что все, что мы с вами говорим – мы-то живем в больших городах! А вот маленькие города, из которых, в общем-то, и складывается Россия – вот до них бы добраться, да? И для них бы создать условия! Нас слушают огромное количество слушателей в маленьких городах, такая, самая что ни на есть Центральная Россия, и она как-то у нас… мы все смотрим на какие-то крайние вещи… Вот, сейчас будем помогать Кавказу. Вот, сейчас будем помогать Дальнему Востоку и Сибири. А вот эти города, на которых и стоит Россия – им бы помочь-то! Ими бы заняться! Есть ли какая-нибудь целевая программа у министерства транспорта, которая бы им уделяла внимание?

С.Ш.: Я очень коротко отвечу. Есть программа у правящей партии «Единая Россия», эта программа так и называется «Дороги России». В прошлом году – и я уверен, эта традиция будет продолжена – как раз выделялись средства, порядка 250 миллиардов рублей, на города с населением до миллиона человек. Эта программа, безусловно, будет продолжать свое действие. Мы любим большие проекты, может быть, для такой страны и это нужно, безусловно, – но надо решать проблему транспортной доступности, элементарные вещи нужно сделать, мы обижаем тех самых людей, которые живут в огромном количестве тех самых малых городов. И, помимо этой программы, мы реализуем сегодня проект «Транспорт объединяет Россию», куратором которого я в партии являюсь. И хочу заверить, что в партии, и в комитете по транспорту, мы будем не только решать проблемы вселенского масштаба и огромной протяженности транспортных коридоров России – но и, безусловно, будем уделять и время, и внимание, а может быть, даже и проводить выездные заседания комитета на территориях, создавая тем самым хотя бы небольшой ажиотаж к нашему приезду. А уже при проведении подобных мероприятий будем делать попытки выстраивать системную работу, помогая муниципальным властям в решении транспортных проблем.

Р.А.: Спасибо большое! В гостях у нас был Сергей Николаевич Шишкарев, председатель комитета Госдумы по транспорту. Спасибо всем, кто позвонил к нам, ну а кто не дозвонился, с кем не удалось поговорить – уж извините, потому что наплыв звонков был очень большой. Спасибо, Сергей Николаевич, будем ждать Вас в гости, успехов в работе!

С.Ш.: Спасибо большое. У нас много тем, еще можем обсуждать.

Р.А.: Обязательно!

С.Ш.: Было приятно поработать с вами.

Р.А.: Спасибо, всего доброго.

Пятница, 18 января • Рубрика: В зеркале СМИ