Рубрика: Школа бразильского футбола

Сергей Шишкарев: «В Бразилии культ футбола тоже был не всегда»

Как уже сообщал «СЭ», недавно «Спартак» подписал соглашение со Школой бразильского футбола. О том, что сотрудничество может дать обеим сторонам, рассказывает основатель этого учебного заведения, а также председатель комитета массового футбола и программ развития РФС.

— Прежде всего расскажите, почему была создана именно бразильская школа, а не английская или аргентинская?

— Здесь есть как объективные, так и субъективные причины. Во-первых, бразильцы — пятикратные чемпионы мира. Это кое-о чем говорит. Кроме того, если взглянуть на статистику, то мы увидим, из какой страны в сильнейшие чемпионаты приезжает больше всего легионеров. Это ведь тоже показатель системы подготовки молодых футболистов в Бразилии.

— А каковы субъективные критерии?

— Народный артист Владимир Васильев открыл балетную школу Большого театра именно в Бразилии. Тогда в голову и пришла идея: если там теперь учат русскому балету, почему бы не организовать в России академию бразильского футбола? А когда мы начали сотрудничать с тренерами из Бразилии, то у нас отпали последние сомнения. Нашу идею поддержал и до сих пор всячески помогает председатель Государственной Думы и капитан парламентской сборной Борис Грызлов.

— Правда ли, что в Школе бразильского футбола ребят обучают и португальскому языку?

— Да. Я считаю, что надо развивать интеллект молодых игроков, а не подходить к обучению по принципу: «было у отца три сына — двое умных, а третий футболист». В школьную программу, как правило, входит английский, а мы даем еще один иностранный язык. Сейчас ребята уже понимают все основные футбольные термины на португальском.

— Но работают бразильские тренеры с российскими детьми все равно через переводчика?

— Да. Но я наблюдаю за ребятами и вижу: иной раз они и без перевода понимают, о чем идет речь. Куда бежать, как сыграть тактически — такие вещи они воспринимают и на португальском.

— Вы сами на этом языке тоже говорите?

— Да. Он у меня почти родной — первый язык в военном вузе. Вот вы и обнаружили еще один субъективный фактор, который повлиял на направленность футбольной школы.

— В чем различия между нашими и иностранными методиками подготовки?

— У нас совсем другой подход. Для бразильцев футбол — не тяжелая работа, а нечто радостное и приятное. Вы только взгляните на Роналдинью! У него на лице всегда улыбка.

ГЛАВНОЕ — ИГРА, А НЕ КАКАЯ У ТЕБЯ МАРКА МАШИНЫ

— Есть ли у вас в Бразилии какой-то базовый клуб, с которым вы сотрудничаете?

— Да. Это «Фигейренсе». Эта команда базируется в штате Санта-Катарина на юге страны, как раз неподалеку от Жоинвиля, где работает школа Большого театра. Примечательно, что местность там очень напоминает Краснодарский край, где расположена наша школа.

— Насколько реально перенести бразильскую атмосферу в Россию? Там же дети буквально рождаются с мячом.

— Мы делаем все возможное, чтобы ребята с ранних лет получали возможность тренироваться на хороших полях. В Бразилии ведь не всегда был культ футбола. Он и там когда-то лишь зарождался. Сейчас мы пытаемся привить любовь к игре в России, сделать ее массовой. Бразильцы ведь даже на работе находят перерыв не для перекура, а чтобы в любую свободную минуту погонять мяч.

— Сколько всего у вас бразильских тренеров?

— Двое. Они работают поочередно, сменяя друг друга каждые три месяца.

— Насколько эффективно привозить к нам тренеров из такой далекой страны?

— Чтобы это понять, нужно видеть, как играют наши воспитанники. Упор делается на финты, обводку и вообще на владение мячом. А индивидуальное мастерство — это то, что дети сами любят совершенствовать. Видимо, поэтому с иностранными тренерами им работать приятнее. Вот мы и делаем так, чтобы бразильские тренеры обучали своей методике и наших специалистов.

— А сколько всего ребят у вас учится?

— Порядка 45 человек. Не могу сказать точнее, потому что состав меняется: кого-то отчисляем, кто-то на просмотре. У нас две группы: ребята 1994/95 и 1997/98 годов рождения, а выпускники 1992/93 годов рождения уже находятся в профессиональном футболе. Большинство из них знаю по именам.

— Ваш первый воспитанник, полузащитник Ильнур Альшин, уже подписал контракт со «Спартаком». Интересно, какую сумму пришлось за него заплатить красно-белым?

— Цена невелика — порядка 30 тысяч рублей. Конечно, это абсолютно не компенсирует затраты на подготовку Ильнура. Но все зависит от того, как он себя будет проявлять. Сыграет 30 матчей за молодежную команду — наша школа получит 50 тысяч долларов. Проведет 30 игр за основной состав — еще 50 тысяч. Хотим договориться и о выплатах при последующих переходах. Но в этом случае главное не деньги, а то, что талантливому игроку и работящему парню мы открыли дверь в большой футбол.

— На пресс-конференции, посвященной подписанию контракта со «Спартаком», вы упомянули об одной из проблем роста начинающих футболистов, сформулировав ее так: «порой ребятам сносит крышу». Как с этим борются в Бразилии?

— Там эта проблема тоже актуальна. Ведь даже когда к нам приезжают бразильские футболисты, их можно увидеть в различных заведениях. Здесь могут помочь лишь общевоспитательные меры. Надо объяснять игрокам, что их футбольный век короток. То, что они заработают сейчас, будет основой благополучия в дальнейшей жизни. Если деньги и служат мерилом успеха, то не надо думать, что они будут всегда. Необходимо, чтобы люди понимали: главный показатель — твоя игра, а не то, какой марки у тебя машина.

ДЕНЬГИ ОТ «СПАРТАКА»? ТОЛЬКО ЭКИПИРОВКА

— «Зенит» стал чемпионом. Однако в этом году среди игроков основного состава питерцев новых собственных воспитанников не появилось.

— По игре Санкт-Петербург чемпионство заслужил. Что касается молодежи, то «Зениту» нужен был немедленный результат. А когда у клуба такой огромный бюджет, то нет возможности подтянуть кадры из молодежной команды: играют новички, купленные за большие деньги, которых просто нельзя не включать в состав.

— Если взять «Спартак», то там другая проблема. Клуб готовит много классных игроков, которые попадают даже в сборную России. Однако выступают они за другие клубы. Сычев, Погребняк, Торбинский…

— Это все истории из прошлого. Названные вами футболисты ушли из «Спартака» еще до прихода Карпина. Теперь красно-белые взяли курс на более верную организацию всей работы с молодежью. И свои воспитанники начинают появляться в основном составе. Сейчас «Спартаку», возможно, не хватает еще одной команды, где могла бы практиковаться молодежь.

— Именно таким фарм-клубом и намерена стать Школа бразильского футбола?

— Да. Мы планируем заявиться во второй дивизион, зону «Юг». Таким образом «Спартак» мог бы давать практику молодым футболистам и держать их в поле зрения. В 18–21 год даже очень талантливым ребятам тяжело конкурировать с игроками основного состава.

— Фарм-клуб планируется финансировать без поддержки «Спартака» и муниципального бюджета?

— Да. Он будет существовать за счет личных пожертвований и средств, которые удается собрать от спонсоров. «Спартак» же нам, возможно, предоставит экипировку, но не более того.

— А кто спонсоры Школы бразильского футбола?

— Ваш собеседник, мой коллега Владимир Гридин и еще ряд уважаемых людей. Остальные фамилии озвучивать не хотелось бы. У нас все предельно прозрачно. Но если я назову людей и компании, то вскоре к ним придут другие и спросят, а почему не финансируют их.

— А тяжело находить спонсоров?

— Честно говоря, да. Удается все доказывать лишь на собственном примере. Объясняю, что мы сделали, какой получается результат. В этом плане очень важно, что «Спартак» заключил соглашение с нашим воспитанником. Это и есть показатель работы школы.

— Президент РФС Сергей Фурсенко сказал, что мы должны выиграть чемпионат мира в 2018 году. Соответственно, там будут выступать футболисты, которым сейчас по 15–20 лет. На ваш взгляд, достаточно ли у нас в стране способной молодежи этого возраста?

— За 8 лет вполне можно вырастить целое поколение. В Школе бразильского футбола я бы на данный момент назвал четырех ребят, которые могли бы со временем побороться за место в сборной: Дмитрий Качура, Ника Чхапелия, Максим Михалев, Ацамаз Бекоев. Талантливые игроки у нас в стране безусловно есть. Дело в другом: как у нас все происходит? Парни растут до 18 лет, выигрывают чемпионаты Европы, а потом пропадают. Необходимо, чтобы клубы низших дивизионов видели стимулы для развития молодежи. Возможно, что-то на этот счет стоит утвердить на уровне регламента проведения турниров. Студенческая лига, запрет на переезд футболистов до 16 лет из одного региона в другой — это те вещи, которые могут помочь не затеряться ребятам. Ведь, по сути, речь идет о критическом для них возрасте.

— Что вам представляется важнее: развитие профессионального или любительского спорта?

— Одно не может существовать без другого. Любой спорт становится профессиональным, только когда подготовленный на любительском уровне спортсмен получает возможность вырасти в мастера. Ведь существуют примеры, когда начинающие игроки приходили с дворовой площадки и становились профессионалами. Но тут, как и во всем, главное — желание, любовь к своей стране и готовность биться до конца, за честь российского флага.

Источник: СПОРТ ЭКСПРЕСС

Понедельник, 22 ноября • Рубрика: Школа бразильского футбола