Рубрика: Школа бразильского футбола

Куда катиться нашему мячу

Профессия футболиста как представителя самого популярного вида спорта в мире ассоциируется подчас со счастливым билетом, получение и использование которого не требует обязательной моральной ответственности. Между тем это является ловушкой, в которую попадают многие молодые люди. Как уберечь их от этого, как сделать, чтобы они впоследствии не оказались потерянными для спорта? Об этом в беседе с корреспондентом «Парламентской газеты» рассуждает новый глава комитета массового футбола и программ развития футбола Российского футбольного союза, председатель Комитета Государственной Думы по транспорту Сергей Шишкарёв.

— У нас почему-то сложилось такое представление: если молодой человек уходит в спорт, то ему ни воспитания, ни образования уже не нужно. Как будто он начинает жить в каком-то обособленном правовом, этическом поле. Между тем в футболе спрос с человека особый. Игрок, в подготовку которого вкладываются большие деньги, не сам по себе существует: он всегда на виду у болельщиков и его действия на поле или вне его рассматриваются зачастую как пример для подражания. Поэтому удручает, когда мы становимся свидетелями, как футболисты, скажем, матерятся на поле, даже включая таких достойных игроков, как, например, Игорь Акинфеев. С тренерами — та же история, иногда такое услышишь в записи с камер, расположенных рядом со скамейками запасных.

— Вы считаете, что за неэтичное поведение, в частности за нецензурную брань, с человека, связанного с футболом, возможно серьёзно спрашивать?

— Да, но сначала нужно человеку дать время поменять ориентиры, обучить и воспитать. Увы, это у нас в футболе давно потеряно.

— В Школе бразильского футбола в России, одним из основателей которой вы являетесь, воспитанию ребят уделяют внимание?

— Безусловно! Причём не только в отношении детей. Разбираются ситуации, связанные с поведением тренеров, которые не должны кричать на ребят, срываться на ругань. Характерно, что бразильские тренеры, которые сотрудничают с нашей школой, так не обращаются с детьми. Южноамериканцы прививают им умение получать удовольствие от игры, чего грубым нажимом от ребёнка не добьёшься.

— Тренеры умеют правильно реагировать на замечания относительно своего поведения?

— Конечно, хотя это происходит далеко не всегда, бывают споры, иногда довольно жаркие. Но информация, пусть и со скрипом, но воспринимается. Приходит понимание, что крик или нецензурная брань зачастую демотивирует ребят. Многие из них более продвинуты, скажем, в обращении с Интернетом, чем их наставники. Но тренеру, чтобы стать авторитетом, нужно не повышать голос, а осваивать новые методики, технологии.

Почему-то сегодня забывается, что чем умнее человек, чем многограннее его личность, тем больше шансов проявить себя в футболе. Физическая готовность должна обязательно идти в связке с подготовкой умственной. У нас в школе мы стараемся следовать этому правилу. И видимые результаты приходят: на днях контракт с московским «Спартаком» заключает наш воспитанник Ильнур Альшин. Хочу отметить, что, кроме него, у нас есть ещё два игрока уровня юношеской сборной — защитник Дмитрий Качура и нападающий Ника Чхапелия. Таким образом, сбываются слова главного вдохновителя школы, Председателя Государственной Думы Бориса Грызлова. В 2006 году, когда она была основана, он сказал, что через пять-семь лет мы сумеем подготовить хотя бы одного игрока уровня взрослой сборной.

— Через какое время система воспитания игроков, о которой сказано выше, может заработать в масштабах всего российского футбола?

— В одночасье этого точно не произойдёт. Нужно подготовить и вырастить новое поколение тренеров — это примерно те же пять-семь лет. Потребуется изменить уровень и методику преподавания в высшей школе тренеров, разработать и финансировать программу обучения наставников. Этот пункт стоит в ближайших планах нашего комитета РФС. Не углубляясь в нюансы, скажу лишь, что это должны быть не разовые мероприятия для галочки, а полноценный цикл обучения, согласованный с Минобрнауки. Сотрудничество с ним необходимо: массовый футбол планируется развивать прежде всего через увеличение студенческих команд — с трёх сотен до трёх тысяч. Это является органичной частью изменения образования в вузах в деле подготовки преподавателей физкультуры и тренеров.

В связи с этим затрону тему судьбы спортсмена после завершения карьеры. Сегодня бытует мнение, что, пока играешь, необходимо «нарубить» как можно больше денег — на всю оставшуюся жизнь. Но нам нужна традиция перехода спортсмена из одного качества в другое в рамках футбольной отрасли. Например, из игрока — в тренера: сначала детского, потом клубов низших дивизионов, потом — высших.

— На нищенской зарплате детских тренеров, даже если сильно захочешь, долго не проработаешь. Эта тема обсуждается из года в год. Какое её решение видите вы?

— На мой взгляд, должно произойти объединение между муниципальными школами и клубными структурами. Они не должны жить в параллельных мирах. Президент РФС Сергей Фурсенко уже поставил задачу, чтобы каждый клуб фиксированную часть бюджета отдавал футбольным школам. Цифра, которая будет складываться, возможно, из льгот налогообложения или рефинансирования капитальных затрат, не будет смешной и может составить примерно 10 процентов. Для этого нужен механизм, который заставил бы клубы увидеть выгоды от развития собственных резервов.

— Переход на проведение чемпионата России по системе «осень-весна» — шаг в этом направлении?

— Конечно. Переход стимулирует клубы к развитию. Например, должны появиться новые поля. Возможно, на фоне связанных с этим капитальных вложений клубы будут задумываться, как вырастить своего игрока в школе, а не выписывать дорогостоящего легионера.

— На начальном этапе кто должен выделять деньги на поддержку массового футбола?

— Сегодня — однозначно государство. Бизнес ещё не пережил последствия кризиса. Между тем вложения в спорт — инвестиции долгосрочные. Поэтому соотношение финансирования инфраструктуры футбола может быть 80 процентов от государства, остальное — от частных лиц.

— Престиж общероссийских футбольных турниров, таких как «Кожаный мяч», последние годы стремился к нулю. Что нужно сделать для их возрождения?

— А я вспомнил, какая же была трагедия, когда меня, новороссийского мальчишку, не взяли с командой на финал «Кожаного мяча» в Ереван! Я плакал, но понимал, что недостоин пока войти в состав. Уверен, нужно возрождать такое отношение к подобным турнирам. Здесь нужно напоминать руководству госканалов, что пропаганда спорта необходима. Тем более что мы хотим в каждом регионе создавать сборные команды разных возрастов, проводить между ними турниры.

— Напоследок вопрос, который футбольному человеку нельзя не задать — как прокомментируете досрочное чемпионство питерского «Зенита»?

— Было бы странно, если, обладая таким бюджетом и набором исполнителей, «Зенит» не стал бы чемпионом. Обидно, что из-за своих же ошибок питерцы вылетели из Лиги чемпионов, — с таким составом можно было бы побороться за достойные места в групповом турнире. В целом чемпионство «Зенита» закономерно. Но даже когда имя победителя известно, интерес к турниру не падает. Кто — ЦСКА или «Рубин» — займёт второе место, дающее право напрямую играть в Лиге чемпионов, кто останется в зоне Лиги Европы? Кто составит компанию «Сибири», вылетающей из Премьер-лиги? Уверен, ответы на эти вопросы мы получим только в последнем туре. Так что чемпионат получается одним из самых захватывающих за последние годы.

Потому вдвойне обидно, что он омрачён неадекватным поведением зрителей. Последний случай — массовое выбегание на поле в Санкт-Петербурге после «золотого» матча болельщиков, которые ломали ворота, рвали на кусочки их сетку… Надо хотя бы телетрансляцию прерывать в такие моменты. Потом все видели кадры, как бесчинствовали фанаты за пределами стадиона. Это очень дурной пример.

Источник: Парламентская газета

Понедельник, 22 ноября • Рубрика: Школа бразильского футбола